Акции против строительства МСЗ (мусорозжигательных заводов)

mszНОВОЕ ПОКОЛЕНИЕ ВЫБИРАЕТ ЧИСТОЕ НЕБО

Более 200 учащихся школ Москвы и Подмосковья, их преподаватели, а также сторонники Гринпис собрались на Тверской площади у памятника Юрию Долгорукому. Они принесли с собой сотни писем с требованием прекратить строительство МСЗ.

Представители Гринпис России также вручили московским властям листы с несколькими тысячами подписей москвичей и жителей Подмосковья, выступающих против незаконного строительства завода.

Необычным в этой акции было все. И то, что на площади была организована выставка детских рисунков, иллюстрирующих опасность МСЗ для человека и окружающей среды. И то, что на детях были одеты противогазы. Наконец, и то, что неожиданно “ожила” и красноречиво заговорила статуя основателя Москвы. Плакат, развернутый тут же, так “цитировал” Юрия Долгорукого: “Я заложил Москву не для мусоросжигательных заводов!” “Князь” в полном боевом вооружении и в противогазе разъезжал на коне вокруг памятника самому себе.

“Нет – помойке на небе” – под таким лозунгом в Нижнем Новгороде одновременно с московской прошла акция в поддержку действий на Тверской площади в Москве.

Строительство МСЗ, ведущееся с 1995 г. Московским государственным унитарным предприятием (ГУП) “Экотехпром”, абсолютно незаконно. Экологическая экспертиза технико-экономического обоснования (ТЭО) и Проекта МСЗ должна была проводиться на федеральном уровне. В соответствии с Законом РФ “О государственной экологической экспертизе” (статья 11), “обязательной государственной экологической экспертизе, проводимой на федеральном уровне, подлежат: технико-экономические обоснования и проекты строительства…, осуществление которых может оказать воздействие на окружающую природную среду в пределах территории двух и более субъектов Российской Федерации…” Промзона “Руднево” расположена на границе двух субъектов РФ – Москвы и Московской области. Однако проект строительства не прошел государственную экологическую экспертизу ни на федеральном, ни даже на региональном уровнях. Землеотвод же (то есть место для строительства завода) вообще был получен только в феврале этого года!

За четыре года, прошедших с момента начала строительства, природоохранная прокуратура и правительство Москвы не предприняли никаких действий для его прекращения. Более того, сегодня они полностью поддерживают незаконную деятельность ГУП “Экотехпром”. Так, прокурор Московской региональной природоохранной прокуратуры В.Н. Мышкин заявил следующее: “В условиях же, когда строительство МСЗ находится в завершающей стадии, с учетом иных, изложенных выше обстоятельств, Московская региональная природоохранная прокуратура не находит оснований для принятия мер прокурорского реагирования…”.

Прокуратура не находит оснований! А то, что открытие МСЗ создаст серьезнейшую угрозу здоровью и жизни населения близлежащих районов, где проживает около полутора миллионов человек: Выхино, Косино, Жулебино, Марьино, Ивановское, Некрасовка, гг. Железнодорожный, Балашиха и Люберцы – а также деревень: Руднево, Павлино и Фенино, – это разве не основание?!

 

 

 

Постоянный диалог между властями и населением, стоит только затронуть чьи-либо интересы, ведется в странах Европы. В Нидерландах, к примеру, власти королевства вынуждены выкупать у людей, проживающих в непосредственной близости от МСЗ, всю сельскохозяйственную продукцию, так как она серьезно загрязнена диоксинами. В молоке коров, пасущихся вокруг МСЗ, концентрации диоксинов превышают норму в 10 раз.

По данным Министерства окружающей среды Нидерландов, почвы в радиусе 5 километров вокруг МСЗ содержат диоксины в концентрациях, превышающих нормативы в 3 раза. Минимальное расстояние от мусоросжигательного завода до жилой застройки в д. Руднево составляет … 500 м.

Уже через несколько лет после пуска МСЗ можно ожидать увеличение количества врожденных пороков развития у детей – заячьей губы, отсутствия конечностей, тяжелых поражений внутренних органов. Число подобных уродств вплоть до “несовместимых с жизнью” будет увеличиваться.

Рисунки, показанные сегодня детьми на площади у Мэрии, отражали их страх за будущее. Вот черные руки из копоти и дыма тянутся к зеленому тонкому ростку… Вот мальчик с медленно катящейся по его щеке слезой, стоящий на фоне длинной, мрачной трубы завода… “Не убивайте нас до конца” – гласит еще один детский плакат, на котором изображена школа, зажатая с двух сторон мусоросжигательным заводом и свалкой бытовых отходов.

По заключению доктора химических наук Сергея Юфита, в России приняты европейские нормы содержания вредных веществ в отходящих газах МСЗ. Однако “…завод в Руднево даже по проекту должен выбрасывать пыли в 2 раза больше нормы; также будут превышены нормы по выбросам сернистого газа, окислов азота и окиси углерода (На современных МСЗ имеется 8 ступеней очистки отходящих газов, а в проекте МСЗ в Руднево заложено только 5. Повышение степени очистки крайне дорого. К примеру, переоборудование очистных сооружений МСЗ в Роттердаме (Нидерланды) обошлось в 300 млн. долларов США). Что же касается диоксинов, то авторы проекта утверждают, что их выбросы будут соответствовать высоким германским стандартам, не приводя никаких аргументов в защиту своего утверждения”.

Мировая практика показывает, что МСЗ такого типа опасны. Так, в среднем в США пожары и взрывы происходят на подобных заводах каждые 12 – 18 месяцев. На сходном с рудневским заводе фирмы “Фостер Уиллер” за первые 18 месяцев произошло 6 пожаров. Какое количество внештатных ситуаций произойдет на подобном заводе в России, догадаться несложно.

Но что самое главное – мусоросжигательные заводы не смогут кардинально решить проблему. Сжигание – это примитивный и бесперспективный способ уменьшения объема отходов при резком повышении их токсических свойств. При сжигании 3 тонн твердых бытовых отходов (ТБО) образуется около 1 тонны токсичной золы, которую придется захоранивать на специализированных полигонах для токсичных отходов. Опыта безопасного создания и эксплуатации подобного рода объектов в России нет.

Единственным способом решения проблемы с отходами является налаживание их раздельного сбора, переработки и вторичного использования. Как показывает опыт многих государств, это вполне осуществимо.

В цивилизованных странах проблема отходов решается оптимально. Так, власти провинции Онтарио (Канада) 7 лет назад запретили эксплуатацию и строительство МСЗ. Сегодня большинство ТБО подвергается вторичной переработке и использованию, так как удалось полностью изменить отношение населения к проблеме сбора ТБО путем развития широкой образовательной программы.

В России также существует немало технологий по переработке и вторичному использованию ТБО, которые успешно работают в Калужской и Нижегородской областях, Татарстане и других регионах. И сегодня этот опыт нужно распространять как можно шире.