БАЙКАЛЬСКИЙ “ГРЯЗЕВОЙ ВУЛКАН” в виде БЦБК

bzbk bajkalБайкальский орешек

Начать работу по Байкалу – это давняя мечта Гринпис России. Понятно почему. Ведь помимо того, что это единственное в своем роде озеро в мире является одним из символов нашей страны, Байкал еще и символ природоохранного движения России – с момента его зарождения и до наших дней. С одной стороны, конкретная работа по спасению Байкала очень интересна и ответственна, с другой – крайне сложна. Сколько за последние десятилетия было попыток сдвинуть эту проблему с мертвой точки… Одних правительственных постановлений накопился уже добрый десяток, а ” воз – и ныне там”. Впрочем частенько правительственные структуры сами себе трудности создавали. За примерами далеко ходить не надо. Пять лет государственные организации готовили документы для включения озера в список Всемирного природного наследия ЮНЕСКО. А в итоге получился большой конфуз. Документы вернули с вежливой, но достаточно ехидной припиской, что, мол, уважаемые господа, вы границы территории забыли указать. Мы полностью осознаем, за какую огромную проблему взялись. Но это не повод для пессимизма. Пусть не сразу, пусть через несколько лет, мы достигнем успеха. От раздумий – к делам.

“Байкальский проект”, так скромно именовалось это начинание, стартовал весной прошлого года. Наше расследование касалось, во-первых, влияния на озеро Байкальского целлюлозно-бумажного комбината (БЦБК), во-вторых, экономической целесообразности продолжения его “грязной” деятельности.

БАЙКАЛЬСКИЙ “ГРЯЗЕВОЙ ВУЛКАН”

БЦБК сегодня – единственное предприятие, сбрасывающее огромное количество промышленных стоков непосредственно в озеро. Объем сброса равен объему коммунальных стоков города с населением 500 000 человек.

То, что комбинат представляет собой опасность для всей экосистемы Байкала, знают все. Правда, степень этой опасности сильно варьирует в зависимости от того, кто о ней говорит. Руководство комбината убеждено, и пытается убедить в этом других, что влияние БЦБК ничтожно – не более одного процента от общего антропогенного воздействия на озеро. Сибирское отделение Российской Академии наук и государственные природоохранные органы придерживаются обратной точки зрения. Они приводят следующие цифры. Ежедневный сброс – 200 тыс. кубометров, за 1994 год было сброшено почти 59 млн. кубометров, практически постоянно наблюдается превышение установленных норм на сброс лигнина, фенолов, сульфатов, хлоридов, нитритов, ртути и других опаснейших веществ.

Один из крайне тревожных фактов, говорящих о предкатастрофичном состоянии экосистемы озера – обнаружены высокие концентрации хлорорганических веществ в телах байкальских нерп.

БЦБК В ДОЛГОВОЙ ЯМЕ

Мы не склонны к экстремизму и поэтому не можем требовать закрыть все производства на Байкале. Людям надо зарабатывать на жизнь. Однако это вовсе не означает, что они должны обеспечивать свое существование, работая на уничтожающих все живое предприятиях. Здесь главный вопрос – выбор наиболее приемлемого типа производства. И вот здесь БЦБК не выдерживает никакой критики.

Более 30 писем с указанием на явные признаки банкротства комбината были направлены нами в адреса Иркутской областной администрации, Правительства Бурятии, районной, областной и Генеральной прокуратуры, областной и федеральной налоговой инспекции, Министерства охраны окружающей среды, и т.д. Машина, скрипя и пробуксовывая, понемногу завертелась. В удачный момент Президент Ельцин, выступая перед представителями прессы, заявил, что проследит за выполнением каждого Указа, Решения, Постановления. Этим занимается Контрольное управление при Президенте РФ. Естественно, тут же это ведомство получило наши документы. Чиновники засуетились. Нам звонил замминистра, начальники отделов … Как стало известно, расстались со своими местами три чиновника Минфина.

В это же время при нашем участии началась подготовка нового Постановления Правительства. Его суть – прекратить варку целлюлозы в течение ближайших 2 лет, а всю прибыль комбината в это время направлять на развитие альтернативных производств.

Еще одной удачей стало то, что нам удалось добиться обсуждения байкальских проблем на прошедшем в начале этого года заседании Российско-Американской межправительственной комиссии “Гор – Черномырдин”. Мы не без основания полагали, что российское правительство должно отчитаться перед международным сообществом – как оно охраняет уникальное озеро, имеющее общемировое значение.

Обсуждению на комиссии “Гор – Черномырдин” предшествовал долгий и кропотливый труд по подбору документов. Верным ходом оказалось прямое обращение к американской стороне – это переломило ситуацию в нашу пользу.

После долгого обсуждения Гор и Черномырдин высказались за прекращение в кратчайшие сроки варки целлюлозы. Более того, американский вице-президент выразил желание лично перерезать ленточку на открытии нового экологически чистого производства. Возможно, что летом этого года Альберт Гор посетит байкальский регион, чтобы ознакомиться с ситуацией на месте.

ЧТО ДЕЛАТЬ

Мы понимаем, что одними визитами заокеанских политиков ничего не изменишь. Необходимы конкретные действия.

Прежде всего нужно принять наконец Закон “О Байкале”, где, кроме прочего, должно быть четко определено, что функционирование целлюлозно-бумажных производств вокруг Байкала запрещено. Нам придется доказать безразличным или недоверчивым депутатам, что принятие Закона “О Байкале” – это не пустая прихоть, а необходимое условие сохранения озера.

Ключевой вопрос – альтернативное экономическое развитие региона. Гринпис готов всемерно поддержать экологически ориентированные проекты, которые могут компенсировать ущерб от прекращения варки целлюлозы: развитие туризма, организация производств по разливу байкальской воды и пр. Кстати по последнему проекту кое-что уже сделано, осталось развить существующий опыт.

Роман Пукалов