ПРОЩАНИЕ С РУССКИМ ЛЕСОМ

lesa kareliiНаша “Карельская эпопея” началась год назад, когда появилось Постановление Правительства РФ N484, согласно которому разрешалась вырубка в прилегающей к Финляндии пограничной зоне Карелии до миллиона кубометров леса в год. Приграничные карельские леса – чудом сохранившаяся полоса девственных лесов, протянувшаяся на 700-800 километров. Это не какие-то отдельные кусочки, а цельный лесной комплекс, сохранившийся благодаря “железному занавесу”, так как здесь была погранзона. Выполнение Постановления N484 означает, что будут уничтожены последние участки ценнейших лесов.

Борьба начинается…

Борьбу с постановлением мы начали еще летом прошлого года. Совместно с СоЭС и Центром охраны дикой природы провели несколько пресс-конференций. В октябре состоялась международная конференция в Костомукше, участники которой подписали требование к Правительствам России и Карелии приостановить вырубку приграничных лесов.

Наши усилия не пропали даром – серьезные финские фирмы уже не хотят быть напрямую вовлеченными в разработку этих лесов. По крайней мере до тех пор пока ситуация не прояснится.

Но ситуация продолжала оставаться тревожной, и мы приняли решение провести экспедицию. Она преследовала две цели: первая – сбор информации о ситуации в приграничных лесах, вторая – подготовка материалов по нашему проекту всемирного наследия.

Что же мы обнаружили?

В лесозаготовках на этой территории творится что-то трудновообразимое.

В Костомукшском районе на территории проектируемого парка “Калевальский” активно работает ряд небольших, трудноуловимых финских фирм. Эти фирмы, напоминающие известную всем контору “Рога и копыта”, как мы предполагаем, связаны с более крупными лесными компаниями.

Практически все совместные лесорубочные проекты прикрываются социальной значимостью. На территории будущего Калевальского парка вырубка идет якобы для того, чтобы протянуть ЛЭП из Финляндии до местной погранзаставы. Абсурд! В Петрозаводске же всерьез уверены, что снабжение российской заставы со стороны другого государства – это обычное дело.

В поселке Вокнаволок рубку леса обосновали необходимостью строительства школы. Одна фирма вырубила порядка 20 000 кубов и исчезла вместе с деньгами – школа стоит недоделанным бараком. Сейчас над “школьным проектом” бьется другая финская фирма – Энсо Гутцайт. В самом скором будущем эта школа станет “золотой”, по стоимости вырубленного под ее строительство леса.

…та самая школа

В Костомукшском районе – организовано строительство церкви. Благое дело, да вот незадача – церковь до сих пор не построена, требуются все новые участки для вырубки.

Странная экономика

Когда начинаешь разбираться в проектах вырубок в приграничных лесах, постоянно преследует мысль о том, что там не все чисто.

Финнам выгодно работать здесь, а не во “внутренних” районах Карелии, так как получается солидная экономия по транспортным издержкам. Плюс – они могут использовать своих лесорубов, которые приезжают на работу с понедельника по пятницу, а на выходные уезжают домой.

Получается просто замечательно – сами рубят, сами вывозят, сами продают. А какая выгода для Карелии? Для России?

И раньше, когда вывозился в основном круглый лес, этот бизнес был маловыгоден для страны. Но сейчас и тех крох не получаем, так как лес продается “на корню”. Карелия, Россия получают жалкие крохи – так называемую “попенную плату”. При продаже леса на корню в различных районах получают от 6 до 11 долларов США за кубометр древесины. Стоимость того же кубометра, если его срубить самим и продавать необработанным, может достигать 30 долларов. Если же древесину хоть минимально обрабатывать, стоимость кубометра может достичь 150 долларов. Вот деньги, которые мы потеряли. Те деньги, которые могли бы пойти на решение острейших социальных проблем лесных районов республики.

Нельзя забывать и о том, что подобная практика продажи леса вызывает значительную потерю рабочих мест. Сегодня, когда и имея работу, люди едва-едва сводят концы с концами, никаких оправданий продажи леса “на корню” быть не может. Скажем еще и о том, что чем меньше мы получаем за вырубаемый лес, тем больше приходится его вырубать, чтобы этот псевдобизнес приносил минимально заметную прибыль. Можно с полной уверенностью говорить, что тут мы наблюдаем все признаки так называемой “ресурсной колонизации” России.

Противодействие

Вырубки в основном ведутся в зоне, опоясанной с российской стороны заграждением из колючей проволоки – “колючкой”. С большим трудом мы получили разрешение на посещение, приехали, а пограничники нам говорят, что разрешение-то есть, да вот “внутреннее распоряжение” еще не пришло, придет оно без пяти пять, а у вас разрешение только до пяти вечера… В лесхозах Муезерского района мы не могли получить никакой информации. Все ссылались на ее “закрытость”. Даже материалы по общей площади леса на территории района нам отказывались показать.В то же время коммерческие организации получают подобную информацию без проблем.

Официальные обращения в Госкомстат Карелии и различные министерства по вопросу о возможности получения информации по приграничным лесам или оставались без ответов или нам сообщали – “Информацией не владеем”. Интересная ситуация – у нас есть видео- и фотосъемки, как за “колючку”, за которую нас, российских граждан, не пускают, снуют туда-сюда без всяких проблем финские грузовики. Сюда – порожние, обратно – с лесом. Спрашивается, если на закрытой территории есть какой-то секрет, о котором не имеют право знать граждане России, то почему это не является секретом для финских лесорубов? Что же в конце концов охраняют пограничники?

Местные жители настолько устали от беспредела финских фирм и их партнеров, что просят нас о помощи. Словам о том, что все это делается ради решения социальных проблем – не верят.

И все же мы их сохраним

Несмотря на явное противодействие, у Гринпис хватит сил и умения для того, чтобы положить конец творимому беспределу. У нас уже приготовлено кое-что для “любителей” карельского леса . Но, естественно, до поры до времени мы не можем открывать все наши карты.

Сергей Цыпленков

Координатор кампании по биоразнообразию Гринпис России