ryba kopor

Влияние деятельности человека на рыбное население Копорской губы Финского залива

Лаборатория региональных экологических исследований, Сосновый Бор

Загрязнение континентальных водоемов и морей Земли – глобальная проблема человечества. Балтийское море – одно из самых загрязненных морей в мире. Это обусловлено прежде всего тем, что оно является внутренним морем (Северным Средиземноморьем) Европы, в бассейне которого располагаются экономически развитые страны. Стоки промышленных предприятий и транспорта, несущие тяжелые металлы, нефтепродукты, детергенты, биогенный поток (соединения азота и фосфора) с полей и животноводческих ферм – вот далеко не полный список химических агентов, изменяющих облик моря, его флору и фауну, в том числе – рыбное население. К этому следует добавить внесение в экосистему значительного количества дополнительной энергии в виде тепловых сбросов промышленности. Именно последний фактор является одним из самых главных в прибрежных водах Копорской губы, являющейся водоемом-охладителем для Ленинградской АЭС. И, наконец, нельзя не отметить мощное губительное воздействие на фауну водозаборных сооружений станции.

Современная фауна Балтийского моря сравнительно молода. Она сформировалась уже в Послеледниковое время. Являясь отражением геологических преобразований и глобальных изменений климата, проявляющихся прежде всего в изменении термического и солевого режимов моря, современная фауна представлена морскими, пресноводными и разноводными видами. Рыбы – одна из самых эволюционно пластичных групп животных. Замечательные приспособительные качества позволили многим видам рыб широко расселиться по планете.

В восточной части Финского залива, в водах с пониженной соленостью, морская фауна, кроме немногих широко распространенных в Европе видов рыб, представлена свойственными только Балтике видами: это балтийская сельдь (салака), балтийский шпрот, балтийская треска и балтийская речная камбала. Встречается также реликт Ледникового периода – бычок-рогатка. Значительную часть рыбного населения составляют пресноводные виды, заселившие залив с юга (исключение составляет налим – представитель арктической пресноводной фауны) и приспособившихся к жизни в солоноватых водах. Наконец, особого внимания заслуживают проходные виды, радикально меняющие среду обитания (море на реки, или наоборот) в период размножения. Это – лососевые, сиговые, угорь и минога. Эти древние обитатели здешних вод чрезвычайно чувствительны к качеству воды и более других подвергаются опасности при загрязнении окружающей среды.

Водозаборные сооружения, как мощный фактор воздействия

Для охлаждения конденсаторов Ленинградская АЭС потребляет, при работе на полную мощность, до 200 куб.м/сек воды, которая забирается из прибрежья Копорской губы – водоема-охладителя станции. Две насосные станции (по одной на два энергоблока) снабжены водозаборными каналами. Забираемая вода очищается перед ее поступлением в систему охлаждения от плавающих предметов с помощью решеток и вращающихся водоочистных сеток (ВОС), представляющих собой “бесконечную” ленту из стальных сетчатых экранов. Ограждая от повреждений механизмы, эти приспособления вовсе не спасают от травм и гибели рыб и других обитателей залива.

Водозаборные каналы АЭС, имеющие глубину непосредственно у насосной станции до 10 м, легко доступны рыбам. Из канала вода поступает в насосные станции через специальные приемные камеры, огражденные от канала решетками и открытыми с глубины 4 м от поверхности до дна. Однако, несмотря ни на какие решетки, рыбы весьма свободно проникают в приемные камеры, причем это не только молодь, но и крупные взрослые особи, неспособные сопротивляться сильному течению.

В течение многих лет, с 1978 года, проводится наблюдение за изменением состава рыбного населения в районе расположения Ленинградской АЭС. К сожалению, до пуска в эксплуатацию АЭС (декабрь 1973 г.), в регионе, в том числе и в Копорской губе, не были проведены работы по определению экологического фона, поэтому мы сравниваем наши результаты с данными середины 1930- х годов (гидробиологические исследования) и списком Л.С. Берга 1940 года по ихтиофауне Финского залива.

Для сбора материала проводились обловы рек, прибрежных вод залива и сбросных каналов АЭС традиционными сетями для лова рыб и сбора личинок. Для того, чтобы оценить ущерб от водозабора, рыбу на насосных станциях собирали прямо с водоочистных сеток. Со временем последний способ сбора материала стал ведущим при проведении длительных наблюдений за динамикой видового состава и обилия рыб в прибрежных водах Копорской губы, поскольку такой “пробоотборник” как водозаборное сооружение (ВЗС), обеспечивает завидное пространственное постоянство в отлове рыб “стандартным орудием лова”. С 1981 года еженедельно (с редкими пропусками), независимо от погодных условий, собирались и обрабатывались такие пробы.

Поскольку в водозаборные сооружения вовлекаются как рыбы, обитающие в толще воды, так и донные, в пробах с ВЗС оказались представленными все встречающиеся в прибрежных водах виды рыб. Так как водоочистные сетки не задерживают личинок и почти всю молодь рыб размером менее 1 дюйма, далее речь пойдет только о регистрируемых потерях, то есть об ущербе рыбному населению от потерь на ВЗС взрослых особей и крупной молоди.

Основная часть попадающей в ВЗС рыбы – молодь первого года жизни, что объясняется прежде всего тем, что она держится прибрежных мелководий (т.е., как раз у водозабора) и менее способна к сопротивлению потоку воды в зоне насосной станции. Конечно, попадающие в приемную камеру рыбы извлекаются из нее водоочистной сеткой, а затем смываются с нее струями воды и выводятся через специальные трубы обратно в залив. Но считать этот процесс защитой рыб от водозабора, конечно же, нельзя. Эта неуклюжая попытка выдать ВОС за рыбозащитные устройства не имеет ничего общего с действительно эффективной защитой. Прежде всего, смыв рыбы малоэффективен: по нашим наблюдениям, в среднем, с водоочистных сеток смывается лишь 10% рыбы. Но даже и в этих 10% рыба большей частью нежизнеспособна.

Опыт в лабораторных условиях показал, что крупные особи, смытые с сеток, гибнут все и очень скоро, т.к. имеют значительные повреждения, а молодь, в зависимости от вида и степени повреждения, в разной степени выживает. Так, широко распространенные в Балтийском бассейне трехиглая и девятииглая колюшки, имеющие на поверхности тела защиту в виде костных щитков, выживают в 90% и 70 % случаев, соответственно. Из окуневых рыб выживают 20% судаков, 40% окуней и ершей, потому что имеют сравнительно твердые чешуйные покровы. Но рыбы с легко облетающей чешуей обречены на гибель даже при слабом травмировании на ВЗС. Таким образом, вся попадающая в ВЗС салака – главный и наиболее важный в Копорской губе промысловый вид – гибнет.

Что же влияет на вовлечение рыбы в водозабор? Каковы масштабы этого явления? Можно ли избежать потерь и помочь рыбе?

Исследования на водозаборах различной мощности и назначения во многих странах мира показали, что особенно большие потери рыбы происходят в первые годы работы этих сооружений, затем следует стабилизация на определенном уровне, тесно связанном с естественной динамикой рыбного населения. Поскольку наши наблюдения начались намного позже пуска АЭС в эксплуатацию, можно считать их результаты отражением естественной динамики численности популяций рыб.

На попадание рыбы в водозабор влияют метеорологические и гидрологические условия, температура воды и условия видимости, т.е. прозрачность и освещенность, а также миграционные явления в жизни рыб: их массовые перемещения, связанные с поисками кормов, зимовкой и, конечно, размножением. Именно последние причины вызывают наиболее массовые перемещения собирающихся в большие стаи рыб.

В темное время суток рыбы чаще попадают в водозаборные сооружения. Тогда же наблюдается и большее видовое разнообразие гибнущей рыбы. Именно ночью в пробах отмечались самые редкие виды рыб, а общая их численность порой возрастает в несколько раз. Анализируя данные многолетних наблюдений (с учетом круглосуточных пробоотборов), мы пришли к выводу, что наиболее близко отражают среднесуточные пока затели попадания рыбы в водозабор утренние пробы. Поэтому, подсчитав численность и массу рыбы, попавшей в ВЗС в течение первых пяти лет наблюдений (1981 – 1985 г.г.), можно сказать: в среднем за год на водозаборах Ленинградской АЭС гибнет около 1000 т рыбы, в основном – молодые особи.

Это примерно соответствует годовому вылову бригады рыбаков в этом районе!

Большая часть попадающей в ВЗС рыбы (более 90%) – представители трех самых массовых видов: салаки, трехиглой колюшки и девятииглой колюшки, – причем масса последних двух приблизительно на порядок выше первого. Но, хотя коммерческая стоимость колюшек невелика, общая сумма ущерба, определенная по методике бывшего Министерства рыбного хозяйства СССР, в то время составляла в целом более 2 миллионов рублей в год, что соответствует в наши дни приблизительно 2 миллионам долларов США.

На водозаборном сооружении ЛАЭС ежегодно гибнет около 20 000 000 особей рыб, главным образом молоди, в расчете на каждые 100 мегаватт электрической мощности станции. На берегах Балтики сейчас действуют АЭС суммарной мощностью около 20 000 мегаватт. Если проблемы защиты рыб от попадания в водозаборные сооружения этих АЭС сходны с нашими, то можно себе представить: какой ущерб наносится природе и какие убытки несет рыбный промысел Балтийского моря!

Строительство любого объекта, связанного со столь сильным воздействием на окружающую среду требует самого большого внимания со стороны проектирующих организаций, умелой привязки к местности. Конечно, невозможно полностью избежать потерь при эксплуатации водозаборных сооружений, но строительство требуемых по закону рыбозащитных устройств (РЗУ) может свести их к минимуму.