baikal mys

Что с Байкалом?

Уже несколько десятилетий вопрос о состоянии экосистемы озера Байкал будоражит российскую и зарубежную общественность. Еще в 1988 году Г.И.Галазий писал о том, что уже 2/3 вод озера изменены за счет воздействия стоков БЦБК. Другие исследователи (О.М.Кожова и А.М.Бейм,1993) указывают на “экологическое благополучие озера в местах, прилегающих к Байкальску”. Это пишут ученые, всю жизнь изучавшие озеро.

У журналистов диапазон мнений еще больше. От “Байкальского Чернобыля” до “Будет БЦБК, будет жить Байкал”. Когда, по инициативе М.А.Грачева, был подготовлен проект Тасис “Содействие сбору экологической информации и ее распространению среди общественности в Байкальском регионе”, в его рамках предполагалось подготовить обзор о состоянии экосистемы оз.Байкал. Е.Н.Кузеванова, координатор проекта Тасис, предложила М.А.Грачеву подготовить данный обзор самому. Он взял на себя смелость оценить реальное состояние экосистемы оз.Байкал.

То, что проблема не может быть охарактеризована полностью из-за отсутствия многих важных данных об экосистеме, подтверждается самим названием обзора – “О современном состоянии экосистемы озера Байкал”. Грачевым М.А. ранее были подготовлены обзоры о влиянии БЦБК на экосистему озера. Были показаны зоны антропогенного влияния на озеро (Байкальск, Слюдянка, Култук, Бабушкин, Северобайкальск). А как в целом озеро справляется с антропогенной нагрузкой? Об этом обзор. Его объем 107 страниц текста, 47 рисунков, 5 таблиц, список литературы 148 источников.

Так рост содержания сульфатов на 1 мг/л потребует привноса 23 млн.т сульфата. Таких источников нет. Значит все дело в точности химического анализа.
Как сказал еше в прошлом веке Честертон:”Ученый ничего не пытается доказать. Он ищет.” С 1990 года под эгидой Байкальского международного центра экологических исследований проведено 200 международных экспедиций. В обзоре рассматриваются новые данные о Байкале, полученные российскими и зарубежными учеными.

Важное место в обзоре имеет сравнительный анализ Байкала с другими озерами мира: Великими озерами Америки и Бодензее (Гепмания). Стоит ли сравнивать несравненное озеро с какими-либо другими озерами. Да, нужно. Стараниями научных работников и журналистов Байкал в представлении российской и мировой общественности сплошная сточная канава. В отличие от Байкала сравниваемые озера представлены их журналистами и учеными, как образцы возрожденной чистоты.

Содержание сульфатов в оз. Онтарио за 50 лет возросло с 15 до 30 мг/л. Содержание сульфатов в воде Байкала регистрируется в интервале 5 – 6 мг/л. Это не значит, что нет опасности. Она реальна в отношении натрия, магния, хлора и сульфата Поступление избыточного количества этих компонентов может привести к нарушению кислородного обмена между поверхностными и глубинными зонами озера.

Многочисленные попытки выявить загрязнение вод озера тяжелыми металлами дают противоречивые результаты. Так по данным Ежегодного доклада в центральной части Байкала содержание меди достигает 7-9 ПДК (до 9 мкг/л). По данным Falkner ( 1997) эта величина составляет 0,35 мкг/ л, а анализ байкальской воды в ЛИНе дает значение 0,3 мкг/л, т.е. почти в 30 раз меньше. По ртути разброс данных различных авторов еще более разителен в 10000 раз. Аналогичная картина отмечается и по другим металлам. Сопоставление результатов различных исследователей показывает, что достоверность результатов зависит от применения малочувствительных методов и многократного концентрирования.

Тяжелые металлы в биологических объектах обнаружены, но пока говорить о проблеме преждевременно, т.к. все значения ниже ПДК. Байкал не находится в вакууме. Трансграничный перенос металлов с воздушными потоками и поступление их с речной водой ведет не только к некоторому их накоплению в биоте, но самое главное – отмечается поступление их, и в первую очередь, свинца в донные осадки, где токсичные элементы депонируются и в круговорот уже не поступают.
Органические загрязнители – хлорорганические соединения для биоты Байкала представляют наибольшую опасность. Эти вещества для природы – новые и против них у органического мира нет систем защиты. Обсуждению проблемы хлорорганических ксенобиотиков в экосистеме озера посвящено множество работ.

Из различных источников в озеро поступают пестициды, гербициды, ПХБ и диоксины. Для двух последних японскими и американскими учеными подтверждается источник на Южном Байкале. Общие концентрации этих соединений в байкальской воде незначительны, меньше, чем в других регионах мира, но отмечается их накопление в верхних звеньях трофической цепи с максимумом концентраций в жире нерпы. Проблема хлорорганических загрянителей требует детальных исследований с привлечением современных ультрачувствительных методов анализа.

На состояние экосистемы озер особое влияние оказывает поступление биогенных элементов. Избыточный привнос фосфора и азота приводит к эвтрофикации озер. На примере оз. Бодензее видно, что эвтрофикация в нем была связана с поступлением фосфора. Прекращение сброса сточных вод в озеро позволило не только остановить деградацию Бодензее, но и восстановить озеро как источник водоснабжения для 7 млн. человек. Показанием изменения экосистемы является соотношение различных видов диатомовых водорослей. Если в последние 50 лет в Бодензее произошло кординальное изменение соотношений водорослей Cyclotella и Stephanodiscus, то в оз. Байкал изменения соотношений видов диатомовых в последние 100 лет не отмечались.

Зоопланктон озера Байкал не претерпел качественных изменений. Количественные колебания эпишуры носят сезонный характер и данных по влиянию на численность эпишуры промышленных объектов не достаточно.
Бактериопланктон изучен недостаточно. Ареалы изменения видового состава бактериопланктона вблизи байкальских поселков и городов значительно превышают площадь зон химического воздействия этих объектов на водную систему.
Омуль по биомассе остается в прежнем объеме (20-25 тыс.т.). В последние годы в связи с ростом браконьерства возможен перелов рыбы. Необходимы научно обоснованные рекомендации по количеству отлавливаемой рыбы.

Нерпа как высшее звено пищевой цепи фиксирует в своем организме большинство экотоксикантов. Вместе с тем численность нерп (70-140 тыс.) в последние годы не изменялась, так же как и структура популяций. Массовая гибель нерпы в 1987 г. была обусловлена морбилливирусом, аналогичным вирусу собачьей чумки и родственным вирусу кори человека. Аналогичная эпидемия у тюленей отмечалась в мае 1988 г. в Балтийском и Северном морях. Предположение о влиянии на эпидемию хлорорганических загрязнителей требует дополнительных исследований. Эпизоотия прекратилась, хотя уровень загрязнения остался прежним. Новая вспышка возникнет не скоро, т.к. новорожденные нерпята с молоком матери получают антитела. Качество глубинной воды Байкала по данным многих сертификационных лабораторий значительно выше требований мировых стандартов. В воде не обнаружено заметных концентраций органических токсикантов, тяжелых металлов и радиоактивных элементов.

Одна из новых опасностей это заражение паразитами байкальских рыб. Заражение лентецом рыб происходит из-за сброса фекальных стоков в водоемы. Заражение гельминтами через рыбу характерно для жителей Селенгинского и Кабанского районов.
Вселение чужеродных видов растений и животных в экосистему обусловлено неразумной деятельностью человека. Из значительных вселенцев следует отметить элодею канадскую. Пелядь, лещ, сазан, сом и ротан распространились в заливах. Наиболее опасен из них ротан. Акклиматизацию форели удалось остановить. Для предотвращения вселения новых видов должны быть приняты правовые акты.
Многие из доминирующих видов появились в геологическом масштабе времени “недавно”, менее 100 тыс.лет. Экосистема озера преобразовывалась под действием климата и других факторов. Говоря об охране Байкала нужно говорить о выявлении факторов, которые могли привести к катастрофическому вымиранию одних видов и замещению их другими.

Рассматривая прогноз на ближайшие 100 лет можно выявить наиболее ранимые блоки экосистемы. Так по сульфатам, даже незначительное повышение на 10% не произойдет за этот отрезок времени. По хлорид-иону такое изменение может произойти за несколько десятилетий. Как оно скажется на экосистеме не ясно, хотя вклад в общую соленость будет незначителен. Непосредственной опасности для озера нет для цинка и меди, других металлов. Сброс нитратов и фосфора представляет опасность для прибрежных участков, а не для всего озера. Мониторинг по биогенным элементам и тяжелым металлам необходим в устьях рек и акваториях вблизи поселков. По иному складывается ситуация с органическими ксенобиотиками. Как такие вещества будут воздействовать на экосистему в длительные промежутки времени не известно, особое внимание следует уделять гексахлорану, ДДТ и ПХБ. К сожалению, источники этих соединений окончательно не установлены. Регулярный мониторинг этих соединений необходим для получения надежных долгосрочных прогнозов.

В целом экосистема озера Байкал справляется пока с антропогенными нагрузками, но необходим биологический и химический мониторинг, ориентированный на современные методы анализа, чтобы влияние некоторых новых факторов не повлекло необратимых изменений в экосистеме.
А. Н. Сутурин