grinpis usa

Путешествие “токсического кампейнера” Ричарда Хайнда по России

При подготовке к корабельному туру по Волге российское отделение обратилось к Гринпис США с предложением выделить специалиста, который бы мог в ходе экспедиции сравнивать экологическую ситуацию на Волге с положением некоторых американских рек. Особенно экологов интересовало сравнение с Миссисипи в ее нижнем течении (штат Луизиана). Предложение было принято, и американцем, принявшем участие в Волжском туре-2001, стал кампейнер токсической кампании Гринпис США Ричард Хайнд. Ниже мы помещаем его заметки с небольшими сокращениями.

На трассе

Как и для всех американцев, родившихся и выросших во времена холодной войны, Россия была для меня удивительной страной, полной тайн и загадок. Кризисы прошлых лет, мифы и пропаганда, сыпавшиеся на нас со всех сторон, скрывали от людей всю правду об этой стране и ее народе.

Сразу по прибытии в Москву я сел на старенький самолет “Аэрофлота” и вылетел в Астрахань (около 900 километров к югу от Москвы), где меня встретил А. Киселев, координатор токсической кампании Гринпис России. На его микроавтобусе мы спешно отправились в путь, чтобы догнать арендованный Гринпис пароход, который уже направлялся в Волгоград.

Только мы выехали на трассу, как нам встретился пост ГИБДД. По требованию милиции пришлось остановиться – начался досмотр багажа. Алексей сказал милиционеру, что мы из Гринпис, на что милиционер улыбнулся, но все равно продолжал рыться в наших вещах, и в моих тоже, несмотря на то, что они уже прошли три пункта строжайшего таможенного досмотра на пути из Вашингтона в Россию.

Оказалось, что искали у нас вовсе не оружие или наркотики, а… икру! Браконьерский вылов осетра в нижнем течении Волги (всего несколько километров к северу от Каспийского моря и восточнее границы с Казахстаном) является основным источником опасности для популяции каспийского осетра, а осетровая икра – основным источником доходов мафии.

Наконец, нас отпустили. Еще час езды – и мы свернули на грунтовую дорогу, ведущую прямо к берегу реки, – в поисках своего парохода. И действительно, через пару минут и нескольких сеансов связи по мобильному телефону мы стояли уже у самой воды и размахивали фонарем, дабы с парохода нас заметили и забрали на борт.

Арендованное судно Гринпис оказалось небольшим речным пароходиком – одним из самых маленьких, что бегают по Волге.

Вверх по реке…

Нас было двенадцать человек. Три дня, нагруженные камерами, фотоаппаратами и оборудованием для сбора проб, мы шли вверх по Волге.

Дельта Волги, впадающей в Каспийское море, чем-то похожа на дельту Миссисипи и Мексиканский залив. Здесь по берегам реки, в основном, песчаные пляжи; кое-где можно встретить полузатопленную баржу. И все, что мы пока видели, говорило о том, что Волге повезло больше, чем Миссисипи, в нижнем течении которой расположено огромное количество промышленных предприятий.

Погода нас радовала, чего мои российские коллеги никак не ожидали.

Насмотревшись в эти три дня на чистые песчаные пляжи и встретив пару-тройку браконьеров, мы прибыли в Волгоград.

Волгоград…

В первое свое утро в Волгограде мы встречали на борту судна журналистов, представлявших местные телевизионные каналы. Им хотелось сделать репортаж о корабле Гринпис, впервые прибывшем в их город.

Позже мы поехали в одну из местных школ. В честь 30-летия Гринпис вместе с ее учащимися высадили на пришкольном участке 30 саженцев. Некоторые ребята стали к тому же участниками проведенного вслед за акцией конкурса на лучший рисунок. Его темой был призыв “Зеленая планета и мир во всем мире!”. По-русски “мир” значит и то, где мы живем, и то, как мы должны жить.

После моего небольшого выступления, в завершении которого победителям конкурса были вручены подарки, меня окружила толпа детей – им очень хотелось получить мой автограф: они никогда не видели американца и, по всей вероятности, считали любого человека из Гринпис США большой знаменитостью.

К этому времени нас уже ждали на пресс-конференции – ее планировалось провести на борту судна. Предстояло обнародование новых данных о чрезвычайно высоких концентрациях различных загрязнителей в детских волосах и местном сливочном масле. Выступая перед журналистами, я сказал, что Россия может избежать повторения наших ошибок (совершенных как на правительственном уровне, так и Агентством по охране окружающей среды США). На мой взгляд, России сейчас необходим “скачок” в сторону таких передовых и экологически чистых технологий, как, например, отбелка бумаги без применения хлора и производство пластиков на основе растительных компонентов без использования ПВХ.

Загрязнители…

На пути от Волгограда к Саратову Волга сильно напоминала Миссисипи в ее нижнем течении. Здесь по берегам тоже было раскидано множество крупных промышленных объектов и электростанций.

…На быстроходной надувной лодке мы пошли вниз по течению, снимая на камеру химические предприятия, сбрасывающие отходы непосредственно в Волгу, а также собирая пробы воды, донных отложений и рыбы. Командовала всем этим Наталья Олефиренко, эксперт-химик Гринпис России.

На микроавтобусе мы добирались до предприятий, расположенных вдалеке от реки. На одном из местных озер, в которое сбрасывалось большое количество сточных вод, бытового мусора и токсичных отходов, мы также провели сбор проб и видеосъемки.

Некоторые фотографии, сделанные там, отнюдь не хуже фотографий, сделанных на подобных объектах в США. И меня всегда поражает ужасный запах, который исходит из таких мест. Увы! Такое не может запечатлеть ни одна фотокамера.

Москва…

Москва – это русский Нью-Йорк со своей удивительной системой метро, трамвайных и троллейбусных линий. Всего за 13 центов вам придется подождать поезд не более 30 секунд (в худшем случае – 5 минут), чтобы доехать в любой конец города. Вдобавок Москва переживает настоящий строительный бум, и весь город украшен огромными мультимедийными дисплеями, рекламирующими в изобилии западные товары и услуги.

В отличие от Москвы, волжский регион намного беднее, и большинство людей здесь живет всего на 1000 рублей в месяц (около 35-40 долларов по текущему курсу). Правда, везде, где я побывал, продукты питания, особенно овощи, продаются довольно дешево, и их много.

За те 10 дней, что я провел в стране, ко мне много раз подходили русские люди со словами соболезнования и симпатии к пострадавшим в результате террористических актов в Нью-Йорке и Вашингтоне.

Сострадание, проявленное многими русскими людьми, кажется еще более значимым, когда думаешь о том, как редко мы, американцы, вспоминаем о потерях русских во Второй мировой войне – от 20 до 40 миллионов человек, и как мало мы думаем о том, в каких условиях живут русские сейчас. Прошло всего лишь два года с тех пор, как террористические акты, организованные неизвестными людьми в центре Москвы, унесли жизни более 2000 человек.

Мне не хотелось уезжать, а уезжая, я испытывал желание как можно скорее еще раз побывать в этой стране. Я буду с нетерпением ждать возможности участвовать в новых международных проектах токсической кампании Гринпис, чтобы опять встретиться со своими коллегами из Гринпис России.