ВОСЕМЬ ЭКОЛОГИЧЕСКИХ “ТЯЖЕЛОВЕСОВ”

jekologicheskij kriziss

При изучении прогресса, достигнутого в решении трех вышеперечисленных глобальных проблем за время, прошедшее после проведения всемирной встречи на высшем уровне, становится очевидным, что различные страны не развивались одинаково. Глобальные природоохранные тенденции доминируют только в нескольких из них. Настоящая глава посвящена восьми странам, четырем промышленно развитым и четырем развивающимся, которые вместе объединяют 56 процентов всего населения Земли, 59 процентов мирового экономического производства, 58 процентов выброса углерода и 53 процента мирового лесного хозяйства (табл. 1-1). Восемь экологических держав включают страну с самым большим населением – Китай; страну с самой мощной экономикой и самым большим вы-бросом углерода – Соединенные Штаты Америки, а также страну, которая утверждает, что обладает самым большим разнообразием биологических видов – Бразилию.

Эти страны вместе с Германией, Японией, Индией, Индонезией и Россией входят в некое сообщество, которое можно назвать Э-8 – восемь стран, непропорционально отражающих основные экологические тенденции. Даже в большей степени, чем “Группа Семи” (G-7), то есть индустриально развитые страны, которые лидируют в мировой экономике после окончания второй мировой войны, Э-8 может помочь в определении будущего всего нашего мира. Политические системы в странах Э-8 варьируют от коммунизма до демократии, а их опыт в капитализме насчитывает от 5 лет до двух веков. Однако в вопросе решения экологических проблем все восемь государств во многом схожи. Их успехи в период после Рио служат убедительным примером того прогресса, который был достигнут человечеством в целом.
Промышленно развитые страны из группы Э-8 отражают глобальные проблемы частично в силу своей экономической мощи, высокого уровня материального потребления и социального обеспечения и технологического прогресса. Влияние же развивающихся стран, наоборот, определяется их огромным населением, быстрой экономической эволюцией и богатым биологическим разнообразием. Исходя из того, что вместе восемь стран потребляют огромное количество мировых ресурсов и производят значительное количество загрязняющих веществ, они и несут, хотя и не пропорциональную, ответственность за решение проблем, поднятых в Рио-де-Жанейро.
Входящие в Э-8 страны играют также серьезную роль в международных экономических и политических делах, оказывая огромное влияние на политику своих соседей и союзников. Следовательно, они как раз подходят для того, чтобы прокладывать путь к более устойчивому миру. Лидеры “Большой Семерки” собираются вместе ежегодно для того, чтобы обсудить вопросы глобальной экономической устойчивости и взять на себя соответствующую ответственность, а страны Э-8 будут иметь гораздо большее влияние на развитие всех последующих поколений. Нет таких объединений стран, что могли бы выполнить такую же колоссальную роль, которая выпадает на глобальные организации типа ООН или ее различных агентств. Тем не менее, страны Э-8 могли бы стать важнейшим катализатором действий в данной определенной сфере – заполнить вакуум, в настоящее время образовавшийся в вопросе устойчивого развития.
Во время холодной войны именно правительство США обеспечивало свое доминирование во многих областях, включая охрану окружающей среды. Американские законы о качестве воздуха и воды послужили основой для аналогичных документов, принятых в других странах. Соединенные Штаты Америки помогли в создании Программы Объединенных Наций по защите окружающей среды в 1972 году и сформулировали проект Монреальского протокола по защите озонового слоя в 1987 году. Однако американское лидерство значительно ослабло к моменту проведения всемирной встречи на высшем уровне, и руководителям других стран просто приходилось гадать о том, каково будет отношение президента Буша к данному вопросу. После Рио Соединенные Штаты Америки так и не ратифицировали Конвенцию о биологических видах и Закон о море, разойдясь со своими союзниками во мнении о методах ослабления последствий климатических изменений и прекратив финансирование многих природоохранных программ ООН [2].