Экологические проблемы Москвы

nabljudenie za planetojО здоровье, бедности и экологических бедах столицы наш корреспондент беседует с зам. Руководителя Департамента государственного контроля и перспективного развития в сфере природопользования и охраны окружающей среды МПР России по центральному федеральному округу, д.х.н., проф. А.Г. Ишковым.

– Александр Гаврилович, вряд ли кто лучше Вас знает в комплексе экологические проблемы Москвы. Вы всегда говорили, что основной негативный фактор, определяющий состояние окружающей среды и здоровье москвичей, – это автотранспорт. Какова сейчас ситуация? – В общем плане ситуация, конечно, не улучшается. Рост числа автомобилей и активизация экономики привели к тому, что в 2002 году общие выбросы загрязняющих веществ возросли, в 2003 году они несомненно вырастут ещё.Москва, в каком-то смысле, стала заложником нескольких факторов. С одной стороны, интенсивное развитие строительства, малого бизнеса и т.д., а с другой – наследие “советского автопрома”, когда об экологических характеристиках никто и не помышлял.Как известно, объём выбросов определяется несколькими факторами: качество топлива, количество дорог (площадь) на одну машину, организация движения и экологические характеристики самого автомобиля.Сейчас самым “узким” местом, т.е. в большей степени определяющим объём выбросов, в столице является сам автомобиль. По остальным характеристикам она не очень сильно отличается от других мегаполисов. Но общие выбросы в Москве значительно выше именно из-за характеристик автомобилей. В расчёте на один автомобиль наши авто выбрасывают в 2,5-3 раза больше загрязнений, чем аналогичные по мощности, например американские, немецкие, или, тем более, японские.

Если бы автомобили, курсирующие в Москве, в том числе иногородние, имели бы современные нейтрализаторы, то общие выбросы составляли бы не 200-220 кг на жителя столицы в год, а 70 кг. Это вполне соответствовало бы качеству среды в других мегаполисах мира. То, что это удорожает автомобиль, а мы все бедные, – конечно, несостоятельный аргумент. Заставили же всех владельцев автомобилей сразу с 1 января 2003 года заплатить по 100-200 долларов за сомнительную страховку. Но это крупный бизнес страховых компаний. А плату за здоровье кто пролоббирует? Промышленно-экологического лобби у нас, к сожалению нет.Кстати, о здоровье и бедности. Сейчас под воздействием рекламы в России продают на несколько миллиардов долларов так называемых биологически активных добавок (БАД). В большинстве случаев они бесполезны для здоровья, а зачастую наносят прямой вред. Так вот средств, потраченных москвичами на эти самые БАДы в 2001-2002 году (около 500 млн. долларов), полностью хватило бы на установку нейтрализаторов на все московские автомобили, и действительно миллионы москвичей улучшили бы своё здоровье.

– Если в этой проблеме всё ясно, почему фактически ничего не делается в этом отношении, кроме разговоров, что мы бедные и нам не до экологии?– Как всегда, нет одной причины. Но основных причин по крайней мере несколько и они совсем не те, о которых обычно говорят. Как ни странно но, на мой взгляд, первая причина – это непонимание и недооценка опасности для здоровья и экономики экологического фактора, в частности выбросов автомобилей в городах. Продолжительность жизни в столице, здоровье тех, кто работает и приезжает сюда на работу, – это фактически показатель здоровья нации. Все другие факторы, определяющие эти показатели, в Москве более благоприятны, чем в России в целом, – кроме состояния воздуха и шума (тоже автомобили). Общее благосостояние, медицинское обслуживание несомненно лучше во всех отношениях, пьянства, употребления некачественной пищи и других суррогатов и т.д. меньше. Тем не менее показатели продолжительности жизни и заболеваемости не имеют положительных тенденций. В этом вопросе существует одно системное заблуждение у санитарных врачей и специалистов здравоохранения. Всемирной организацией здравоохранения были в своё время проведены исследования причин заболеваемости. Было статистически установлено соотношение между основными факторами риска: наследственность – образ жизни – окружающая среда. Так вот экологические факторы, по этим данным, составляют 20-25% риска. Но все забывают, что это соотношение применимо для нормальных европейских условий.

Вы можете себе представить жителей, например, Нижнего Тагила (по крайней мере 10 лет назад), чтобы всего 25% заболеваемости у них определялось экологиче-ском фактором? То же касается и загазованных автотранспортом городов. Экологический фактор может в зависимости от загрязнения воздуха, воды и пищи определять более чем на 90% заболеваемость людей в трудоспособном возрасте и особенно детей. Необходимо довести до общественности, властных структур, абсолютно всех горожан, что основная причина сердечно-сосудистых, онкологических заболеваний, заболеваний органов дыхания в Москве – это выбросы токсичных веществ от автотранспорта. Таких веществ каждый автомобиль выбрасывает более 200 наименований. Даже самые скромные исследования специалистов по оценке риска заболеваемости показали, что наибольший риск – от таких веществ, как акролеин и формальдегид, содержащихся в выбросах автомобилей.

К сожалению, об этом знают, наверное, несколько десятков человек, не говоря уже о том, чтобы эти вещества контролировали в выбросах или вели постоянный мониторинг. Я не говорю даже о полиароматических углеводородах, диоксинах и т.д. Сейчас всё лучше воспринимается в финансовых показателях. Какого-то общего расчёта не существует. Но определённые данные по финансовым потерям в Москве за счёт утраты трудового потенциала, оплаты лечения, затрат бюджета на ремонт фасадов, памятников и т.д. составляет несколько миллиардов долларов в год. А есть ещё потери, связанные с туризмом, возможными инвестициями, эксплуатацией очистных сооружений, заменой зелёных насаждений и т.п. Самое “интересное” в этой проблеме то, что, имея такой автотранспорт, мы теряем и просто в экономике страны. Общеизвестно, что так называемая экологическая отрасль экономики в мире даёт больше ВВП, чем оборонная. И одной из её составляющих является промышленность по производству нейтрализаторов отходящих газов автомобилей. Её продукция составляет около 8-10 млрд. долларов в год. Ещё более странно, что основная часть этой мировой промышленности использует наше сырьё – палладий из Норильска. А мы нейтрализаторов практически не производим и соответственно имеем такие автомашины и не имеем соответствующих налогов и рабочих мест.Все эти факторы наиболее остро проявляются именно в Москве, затем они придут и в другие города России.

– Наверное, это всё так, но можно ли что-то сделать сейчас, ведь машин становится всё больше, а дышать всё трудней?– Конечно, не только можно, но и нужно было бы. Но сейчас ситуация напоминает известную восточную композицию из трёх обезьян: “ничего не вижу, ничего не слышу, ничего никому не скажу”.По всем нормативным документам, и в первую очередь в соответствии с Правилами дорожного движения, эксплуатация автомобилей с определёнными неисправностями запрещается. При этом в перечне неисправностей есть и превышение выбросов сверх установленных ГОСТами норм. Другими словами, порядок работы в данной области чётко прописан. Однако общеизвестно, что не менее 25% автомобилей на дорогах Москвы превышают установленные нормы, но никто и не думает приостанавливать их эксплуатацию. И если 25% – это автомобили с заведомо сверхнормативным выбросом, который в принципе определяется приборами, то около 5% – это те, которые мы с Вами видим на дороге “невооруженным” глазом. Когда мимо поста ГАИ или инспектора ДПС проезжает грузовик или легковой автомобиль с “дымовой завесой” сзади, а тот просто отворачивается, – это более чем странно в свете тех же Правил дорожного движения, не говоря уже о Законе “Об атмосферном воздухе” или КоАП РФ, где есть специальные статьи (8.23 и 12.31).

Интересно было бы получить данные, оштрафован ли в Москве хотя бы один водитель дымящего автомобиля по соответствующим статьям КоАП (ст. 8.23). Я почти уверен, что нет. Вот Вам и практическая мера. А количественно это выглядит так. Эти самые 5% дымящих машин (ещё раз повторяю – те, которые видны каждому на улицах Москвы) дают, по нашим данным, около 250 тыс. тонн дополнительных выбросов. При этом речь идёт о наших существующих ГОСТах, а не о европейских. И никаких новых законов или средств здесь не надо. Необходимо только следить за соблюдением действующих правил дорожного движения и КоАП РФ. Но для того, чтобы этим не заниматься, было выпущено даже специальное Постановление Правительства РФ, где установлено, что проверка выбросов может осуществляться только максимум один раз в год при техниче-ском осмотре транспортного средства. Вроде бы и ездить нельзя на неисправной машине, но в то же время как минимум год – можно. Трудно придумать более абсурдную ситуацию. Тем более, что всем очевидно: такие машины никаких замеров никогда вообще не проходят. Сколько стоит такой техосмотр, все знают. Но страшно видеть на улицах Москвы автомобиль в буквальном смысле со свалки, с дырами в кузове, с “дымовой шашкой” сзади и, наверное, с талоном техосмотра.

Мне недавно довелось видеть “Жигули”, на которых фактически уже даже не было краски, так они проржавели, испускающие едкий дым горящего масла с двумя “джигитами” внутри. Они медленно проезжали по Большому Каменному мосту, рассматривая Кремль. Потом дальше через площадь, где стояли минимум пять инспекторов ДПС, и никто даже не попытался их остановить и проверить, какой у них талон техосмотра, если он есть вообще. Вот Вам и ответ на вопрос, что можно сделать сейчас. Нужно просто следить за соблюдением существующих законов и уменьшить “химическую” атаку на москвичей. Например, незамедлительно после анализа закрывать те АЗС, где обнаружено, что бензин фальсифицирован или не соответствует российским стандартам. Экспресс-лаборатории для анализа топлива есть, нормативные документы тоже. Вы слышали, чтобы приостановили хотя бы на несколько дней работу какой-либо АЗС? А официально данные проверок говорят о несоответствии бензина и дизтоплива в Москве и Москов-ской области в 10-40% случаев. Вот ещё резерв снижения количества токсичных выбросов без каких-либо программ, законов и т.д.

– А как практически заставить отвечающих за эту сферу обеспечения прав граждан на благоприятную окружающую среду начать наконец действовать?

– Я думаю, только через общественное давление, особенно в период выборов. Необходимо, чтобы профессионалы – и врачи, и экологи – с помощью средств массовой информации донесли до широких кругов общественности истинную опасность того, чем мы дышим “благодаря” автомобилям. Тогда уже граждане, наверное, будут спрашивать со своих депутатов, партий – почему, если фара не горит или на 10 километров быстрей едешь, нас штрафуют, а в буквальном смысле “химический террорист” на дымящем канцерогенами автомобиле может свободно ездить по Москве? К сожалению, пока по телевидению будут показывать только “лапшу” про чудодейственные таблетки и приборы, про “экологическую чистоту” загазованных районов с новыми домами, вряд ли общественное мнение активно включится в борьбу за своё здоровье.

 

Беседу вела Ольга ВИШНЯКОВА