БАЙКАЛЬСКИЙ РИФТ И ЕСТЕСТВЕННЫЕ ГРАНИЦЫ ТУНКИНСКОГО НАЦИОНАЛЬНОГО ПАРКА

tunkinskijnazionalnyj park Кажется, сама природа подсказывает создание здесь заповедной территории, невзирая на государственные границы. Тункинский национальный парк образован в соответствии с Постановлением Правительства N 282 от 27.05.91 г. Площадь парка – 1 183 662 га, располагается он на продолжении юго-западной оконечности озера Байкал и включает в себя территорию Тункинской долины (р. Иркут), Тункинских гольцов, отрогов Хамар-Дабана. Абсолютные высоты изменяются от 668 до 3172 м.В растительном покрове преобладают горные кедровые, лиственничные и сосновые леса, сменяющиеся с высотой кедровым стлаником. В гольцовом поясе развиты тундры, альпийские луга. Животный мир представлен: косулей, изюбром, лосем, кабаргой, соболем, горностаем, колонком, солонгой, хорем, выдрой, росомахой, волком, лисицей, медведем, рысью, зайцем, более чем двумястами видами птиц. Имеются разнообразные геологические памятники. В долинах – минеральные источники (Аршан, Нилова Пустынь). Располагаются буддистские святилища, места языческих поклонений и совершения шаманских обрядов. Следует заметить, что контуры этой особо охраняемой природной территории совпадают с административными контурами Тункинского района Республики Бурятия, что является беспрецедентным в практике создания национальных парков.

Существует многочисленная литература, посвящённая описанию разнообразных памятников природы, находящихся в пределах этой особо охраняемой природной территории. Однако до сих пор мало кто отдаёт себе отчёт в том, что главной причиной возникновения здесь многочисленных уникальных ландшафтов, минеральных источников, карстовых пещер, извергавшихся в недавнем прошлом вулканов, разнообразия растительного и животного мира с эндемиками и, наконец, палеолитических стоянок и культовых сооружений является специфика глубинного геологического строения региона. На первый взгляд это кажется парадоксальным, однако дело обстоит именно так. И это является чрезвычайно важным, поскольку появляется объективная возможность понять, каковы естественные границы национального парка, в которых и располагается всё многообразие природных феноменов, послужившее основанием для отнесения данной территории к разряду особо охраняемых.

Так в чём же заключаются особенности глубинного геологического строения рассматриваемой территории и почему именно они определяют размещение уникальных природных объектов? Прежде чем ответить на этот вопрос, осветим кратко особенности глубинного геологического строения других аналогичных регионов мира и покажем, что именно в них локализуются разнообразные и уникальные природные и социокультурные феномены, послужившие основанием для создания там особо охраняемых природных территорий (ООПТ).

ГЛУБИННЫЕ ПРИЧИНЫ ПРИРОДНЫХ ФЕНОМЕНОВ

tunkinskij zapovednik
Последствия селя. Поселок Аршан, Тункинский национальный парк. Август 2014г

Одной из особенностей геологического строения континентальной земной коры является наличие рифтов: щелевидных или ровообразных структур глубинного происхождения – эдаких огромных борозд шириной в десятки километров, своеобразных шрамов на теле Земли, протягивающихся на многие сотни и даже тысячи километров. Эти линейные зоны растяжения земной коры являются областями глубинного энергопотока, своеобразными отдушинами, через которые из мантийных глубин поднимается целый сонм разнообразных флюидов. Изменяются здесь и многие геофизические параметры: тепловой поток, поле напряжений, гравитационные, магнитные и другие поля. В атмосфере над рифтами возникают восходящие потоки заряженных частиц. Именно в пределах таких структур аномальная мантия наиболее высоко поднимается к поверхности и формируются сводовые поднятия, а затем происходят расколы земной коры, просадки, возникает вулканизм и образуется своеобразный ландшафт – линейные рифтовые впадины, обрамлённые по краям горными сооружениями, которые называют плечами рифта.

При этом весьма примечательна закономерность, проявляющаяся в том, что именно в контурах таких рифтовых зон формируются уникальные ландшафты с разнообразной биотой, характеризующейся не только высокой продуктивностью, но и эндемичностью видового состава. Яркими примерами этого могут служить система Восточно-Африканских рифтов, рифты провинции Бассейнов и Хребтов и Колорадо на западе США, система Левантийско-Красноморско-Афарского рифтов и др. Так, в Восточно-Африканской рифтовой зоне расположены озёра Ньяса, Танганьика, Киву, Мобуту-Сесе-Секо (бывшее озеро Альберт), Иди-Амин-Дада (бывшее озеро Эдуард) озеро Рудольф и другие, более мелкие. И примечательно, что первые два озера справедливо называют “сёстрами” Байкала. Параметры их удивительно схожи. Лишь более тёплый климат и тропическая флора отличают их от Байкала. Озеро Танганьика расположено в Заире, Танзании, Замбии и Бурунди на высоте 773 м (почти на 320 м выше Байкала). Длина его 650 км. Площадь почти 34 тыс. кв. км, против 31,5 тыс. км у Байкала. Лишь по глубине Байкал на 150 м превосходит озеро Танганьика (1620 и 1470 м). Мало чем уступает Байкалу озеро Ньяса, расположенное в рифтогенной впадине в Малави, Мозамбике и Танзании. Площадь его – 30,8 тыс. кв. км, а глубина – до 706 м. Фауна озёр Танганьика и Ньяса почти на 70% эндемична! Причём, как и в Байкале, многие виды обитателей их глубин похожи на морских.

Характерно, что эндемичность и высокопродуктивность характерна не только для подводных обитателей озёр, но и для наземной флоры и фауны рифтовых зон. Именно в контурах Восточно-Африканской рифтовой системы располагаются уникальные контрастные ландшафты и геологические памятники, например единственный в мире вулкан Ольдонио-Ленгаи, извергающий карбонатитовую лаву (Танзания). Более того, здесь находятся палеолитические стоянки доисторического человека (Олдувайская с Гомо-Габилитусом и др.), ареалы обитания редких племён и народностей, для которых характерны высокоинтенсивные мутации (самые маленькие и самые большие люди в мире), различные культовые сооружения. Такое комплексное и уникальное разнообразие и побудило правительства нескольких африканских государств создать на этой огромной территории ряд заповедных зон и национальных парков, контуры которых контролируются положением ветвей Восточно-Африкан-ской рифтовой системы.

Примечательно, что феномен повышенной биопродуктивности и эндемичности проявляется не только в современных рифтовых зонах, но и в пределах палеорифтов. Так, в ходе геологических исследований древнего Урикско-Ийского грабена в Саяне нами была подмечена повышенная биологических продуктивность этой палеорифтовой структуры. Интересно, что эта особенность известна местному населению и используется при традиционном природопользовании. Охотники и рыбаки, сборщики трав, грибов и ягод знают, что видовое разнообразие флоры и фауны существенно падает за перевалами, которые фиксируют границы или “плечи” этого палеорифта. Яркой иллюстрацией связки “рифты и биоразнообразие” являются богатство и уникальность подводного мира Красноморской рифтовой зоны. Характерно, что эта особенность проявляется вне зависимости от климатических факторов. Так, проведённые недавно подводные биологические исследования на Белом море в районе рифта Кандалакшского залива показали наличие здесь необычайно высокого разнообразия подводных обитателей. Более того, этот феномен фиксируется и в Мировом океане в пределах срединно-океанических рифтов. В последние годы установлено, что в местах истечения гидротермальных мантийных флюидов в Срединно-Атлантическом рифте обнаружено не только возрастание биомассы планктона, но и существенное изменение его видового состава. Аналогичная картина отмечена и в Норвежском море при просачивании флюидов у подводного вулкана Хокои Мосби.

Заметим, что и многие культовые сооружения располагаются над глубинными неоднородностями литосферы, связанными с рифтогенезом. Например, по данным В.В. Куликовой, подобная приуроченность типична более чем для ста христианских культовых памятников Русского Севера. Да и три мировые религии: иудаизм, христианство и ислам – возникли в пределах Левантийско-Красноморского рифта. Видимо, в пределах подобных структур происходит определённое воздействие на психическую сферу человека, проявляющееся в виде религиозных пассионарных толчков. Данные примеры показывают, что комплексная уникальность целого ряда природных территорий (явившаяся основанием для отнесения их в разряд особо охраняемых), определяется глубинным геологическим строением, связанным с рифтогенезом. Таким образом, ещё раз подтверждаются идеи В.И. Вернадского о неразрывном единстве и взаимосвязи гео- и биосфер. Становится ясно, что особо охраняемые природные территории имеют естественные (и это следует подчеркнуть особо) границы, и глубинное геологическое строение играет здесь определяющую роль. Данный вывод является принципиально важным, так как появляется возможность объективно проводить контуры особо охраняемых природных территорий и уже с учётом этого осуществлять их зонирование.

Неучитывание вышерассмотренных факторов приводит к необоснованному включению в контуры ООПТ, контролируемых рифтовыми структурами, участков, не представляющих реальной ценности, что, в свою очередь, тормозит социально-экономическое развитие данных территорий. Ниже мы покажем, что именно примером такого рода является Тункинский национальный парк.

УНИКАЛЬНОСТЬ ТУНКИНСКОГО НАЦИОНАЛЬНОГО ПАРКА ОБУСЛОВЛЕНА ЕГО РАСПОЛОЖЕНИЕМ В ПРЕДЕЛАХ БАЙКАЛЬСКОГО РИФТА

В геологическом отношении около двух третей площади Тункинского национального парка располагается в юго-западной части Байкальской рифтовой зоны, которая прослеживается от оз. Байкал до оз. Хубсугул в Монголии. Последнее называют родным “братом” Байкала. Оно вытянуто в виде серпа на 130 км. Максимальная его глубина достигает 238 м. В оз. Хубсугул, как и в Байкал, впадает много (около 70) рек, а вытекает из него тоже единственная – Эгингол. Хубсугульская и Байкальская впадины – это неотъемлемые части Байкальской рифтовой зоны. Между этими озёрами в данной части Байкальской рифтовой зоны располагаются крупные сухопутные впадины, выполненные четвертичными озёрно-речными отложениями. Именно к таким рифтогенным впадинам и принадлежит знаменитая Тункинская долина в окружении Тункинских гольцов, составляющая ядро и главную ценность Тункинского национального парка. Её уникальность подчёркивается и многими геологическими факторами: спецификой разрушения коры, отражающейся в характере сейсмичности; наиболее высокими тепловыми потоками; интенсивными отрицательными аномалиями силы тяжести во всех редукциях; наличием наиболее энергоёмких разломов, протягивающихся от впадины оз.

Хубсугул через Тункинскую и далее в Южно-Байкальскую впадину. Характерной особенностью впадин юго-западного фланга Байкальской рифтовой зоны является наличие значительного объёма молодых вулканогенных пород, представленных щелочными базальтами, туфами и шлаками. Возраст их – от 18 млн. до нескольких тысяч лет. Базальты образуют самостоятельные покровные тела, потоки и вулканы центрального типа, часть из которых и является геологическими памятниками природы. В самой Тункинской впадине базальты опущены на 2 км. Диаметры вулканических некков в Тункинских альпах – 30-50 м.Для количественной оценки степени насыщенности разных частей Тункинского национального парка особо охраняемыми природными объектами нами построена схема в изолиниях суммарной удельной (на единицу площади) насыщенности парка уникальными объектами и различными достопримечательностями. В подсчёт включались все особо охраняемые объекты, известные на территории парка. Это вулканы, ледники, интересные участки рек (щёки, каньоны, пороги и водопады), пещеры, типовые геологические обнажения, целебные минеральные источники и ключи, лечебные грязи, места произрастания голубой ели, редких степных и горных ландшафтов, ареалы обитания редких животных и птиц, живописные места, легендарные урочища, древние поселения, могильники, дацаны, памятники христианской культуры, места совершения языческих и буддистских обрядов, архитектурные ансамбли, музеи и др.

Что же показал такой анализ? Как видно на рисунке, вся площадь Тункинского национального парка разбилась на две принципиально различные зоны: южную, где особо ценных и охраняемых объектов практически нет, и северную, чётко располагающуюся в контурах Байкальской рифтовой зоны, где и находится практически вся совокупность особо охраняемых уникальных объектов. Анализ схемы показывает, что максимально насыщена памятниками природы и культуры осевая часть рифта (более четырёх объектов на единицу площади); по мере приближения к бортам рифта насыщенность уникальными объектами снижается до 1; за границами рифта уникальные объекты практически отсутствуют; намечается чёткая тенденция трансграничного продолжения полосы уникальных памятников на юго-запад вплоть до оз. Хубсугул, которая контролируется Байкальским рифтом.Таким образом, на примере Тункинского национального парка подтверждается общая закономерность, выражающаяся в приуроченности уникальных природных и социокультурных феноменов к участкам литосферы, глубинное геологическое строение которых отвечает рифтовым зонам.

ВЫВОДЫ И НЕКОТОРЫЕ ПРЕДЛОЖЕНИЯ

Проведённый анализ свидетельствует, что территория Тункинского национального парка неравноценна по насыщенности уникальными природными и социокультурными объектами. Абсолютное большинство особо охраняемых объектов располагаются в северной и центральной частях парка. Их размещение контролируется контурами Байкальской рифтовой зоны, границы которой являются, по сути дела, естественными границами парка. Это обусловлено определяющим влиянием глубинных геосфер Земли на всю совокупность процессов, происходящих на её поверхности. Ландшафты, почвы, минеральные воды, характер растительности и животного мира и даже социокультурные процессы являются производными глубинного “дыхания” Земли, наиболее активно проявляющегося в пределах рифтовой зоны. Становится ясным, что современные границы Тункинского национального парка проведены без должного научного обоснования. Всё, что есть в парке ценного в природном, рекреационном, экологическом, социокультурном плане, находится в пределах естественных границ Байкальского рифта. Южная же и юго-восточная части парка, располагающиеся вне пределов рифтовой зоны, где памятники природы почти отсутствуют, могла бы более интенсивно вовлекаться в хозяйственный оборот с целью улучшения качества жизни населения. Предпосылками к этому, в частности, являются перспективы выявления здесь месторождений вольфрама, золота, других полезных ископаемых. Следует заметить, что весьма целесообразным представляется создание трансграничного национального парка на базе северной и центральной частей Тункинского парка и Хубсугульского парка в Монголии. Оба они располагаются в пределах одной рифтовой зоны и имеют единые естественные границы. Кажется, что это решение диктуется самой природой, создавшей Байкальскую рифтовую зону, невзирая на государственные границы стран.

В заключение хочется сказать вот о чём. На примере заповедной Тункинской долины и её обрамления мы показали, что особенности геологиче-ского строения литосферы являются причиной формирования специфики биосферы во всех её проявлениях, возникновения различных социокультурных феноменов, не говоря уже о собственно геологических памятниках природы. Всё это свидетельствует, что в научном обосновании границ особо охраняемых природных территорий роль геологии является одной из приоритетных. Без этого выявление факторов, определяющих границы ООПТ, будет походить на исследование симптомов болезни без знания её глубинных причин.

С.В. БЕЛОВ, д. г.-м.н.