Наследие Рио по окружающей среде и развитию

okruzhajushhaja sreda'

По прошествии пяти лет после исторической Конференции Организации Объединенных Наций по окружающей среде и развитию, проведенной в Рио-де-Жанейро, мир расписался в своей неспособности достичь главную цель этой встречи – создание глобальной экономики, которая гарантировала бы безопасность окружающей среды. После проведения в 1992 году встречи на высшем уровне население планеты выросло примерно на 450 миллионов человек, что превышает общее число жителей Соединенных Штатов Америки и России. Ежегодные выбросы углерода, из которого получается двуокись углерода, то есть главный парниковый газ, достигли новых высот, приведя к изменению самого состава атмосферы и нарушению теплового баланса на Земле [101, 111].
В течение пяти последних лет мировые биологические ресурсы также быстро и безвозвратно сокращались. Вековые леса были вырублены на огромной территории полностью или частично как в средней полосе, так и в тропических районах, что привело к уничтожению тысяч видов растений и животных. Богатые живностью болотистые участки и коралловые рифы также страдают от неблагоприятных факторов. Несмотря на значительный экономический рост, отмеченный в развивающихся странах, по приблизительным подсчетам 1,3 миллиарда человек в мире так бедны, что не могут удовлетворить свои даже самые минимальные потребности в жилье и продовольствии [48, 61].
Исходя из амбициозного стремления к рекордам, участники встречи на высшем уровне поставили перед собой настолько сложные задачи, которые однозначно и несомненно вели к разочарованию. Поэтому совершенно не удивительно, что всего за пять лет произошло столько неудач, сколько ранее не случалось и за десятилетия. К сожалению, совсем немногие правительства начали менять свою политику с тем, чтобы вывести наш мир на путь устойчивого природопользования. К примеру, только с полдюжины стран ввели специальные налоги, которые взимаются с тех, кто разбазаривает природные и энергетические ресурсы. Многие страны так и продолжают бездумную вырубку леса, а также нерациональное использование энергетических, водных и минеральных запасов.
Одним из самых выдающихся достижений встречи в Рио было официальное признание существования взаимосвязи между защитой окружающей среды и социальным развитием, включающее ясное осознание того, что именно нищета является той движущей силой, которая провоцирует действия, нарушающие окружающую среду. Хотя многие рассуждают о развитии только с точки зрения экономических успехов, было бы лучше думать о нем как о возможности решения основных потребностей человека, к примеру, в еде, жилье и образовании. По мере снижения биологического и культурного разнообразия, уменьшается и возможность реализации данных потребностей.
За годы, прошедшие после Рио, миллионы бедняков стали еще более нищими, а правительства были не в состоянии или же не пожелали оказать им соответствующую и надежную поддержку. Во многих странах социальные и природоохранные проблемы приводят к обострению межэтнической напряженности, что в свою очередь превращает миллионы людей в беженцев, а иногда вызывает вооруженные конфликты. Все еще многие правительства преследуют задачу развития только как самоцель, игнорируя вопрос о долговременной устойчивости намеченного ими курса. Во многих развивающихся странах бурный экономический рост в девяностые годы привел к резкому осложнению обстановки с качеством воздуха и воды и к быстрому истощению тех природных ресурсов, от которых зависит человек [73, 109].
Пять лет – это не настолько большой срок, чтобы судить о всем наследии Рио, но один вывод ясен: несмотря на значительный прогресс в вопросах защиты окружающей среды, мир все еще не способен адекватно отвечать на призыв к интеграции природозащитной стратегии в свою экономическую политику. До тех пор, пока министры финансов, а также главы правительств, не станут относиться к этим вопросам так же серьезно, как лица, ответственные за защиту окружающей среды, мы будем продолжать разрушать базу природных ресурсов и экосистем, от которых зависит само существование человечества.
Если экономика и приобретет устойчивую основу в XXI веке, то это вряд ли будет результатом детального и централизованного плана; ответ, скорее всего, лежит в плоскости эклектического смешения международных соглашений, разумной политики правительств, эффективного использования собственных ресурсов и инициатив со стороны общественных организаций и местных властей. В действительности, Рио мог бы стать последним шансом для тех, кто надеется на принятие широкого “Плана Маршалла”, направленного на решение мировых проблем. Национальные правительства не пошли даже на то, чтобы принять на себя самые минимальные финансовые обязательства, предусмотренные на встрече в Рио. Если на повестку дня встанет вопрос об обеспечении долговременного выживания человеческого сообщества, то все мы будем вовлечены в решение этого вопроса.

начало