Глобальный кризис и водная безопасность России

vodnaja bezopasnostj rossiiГлобальный водный кризис

Если XX век одним словом можно обозначить как нефтяной, то XXI будет бесспорно водным. В XXI веке пресная вода станет источником богатства народов и корпораций и в то же время поводом для межгосударственных конфликтов.Уже во второй половине XX столетия наблюдались всплески водных войн. Достаточно вспомнить многолетний конфликт Индии и Пакистана вокруг Кашмира, за которым стоит, наряду с другими, и водная проблема. В 1994 году египетские войска вошли в Судан, чтобы обеспечить контроль над Нилом. Позднее Египет и Судан объединились, чтобы противостоять Эфиопии, планировавшей увеличить использование нильской воды. В 1990 году Ирак был на грани войны с Турцией, планировавшей увеличение использования стока Евфрата. В 1967 году очередная арабо-израильская война была вызвана желанием установить контроль за рекой Иордан. В новейшее время обостряются водные противоречия между Казахстаном, Узбекистаном и Киргизией. Список примеров межгосударственных водных противоречий можно продолжать и продолжать.”Каждую секунду от болезней, связанных с плохой водой, умирает ребёнок”, – заявил Кофи Аннан в отчёте ООН о состоянии окружающей среды планеты. Отмечая 5 июня День защиты окружающей среды, Организация Объединённых Наций особое внимание уделила проблемам, связанным с загрязнением водных ресурсов, ведь, по её данным, от некачественной воды на планете умерло 2 млрд. человек. Очевидно, что проблема нехватки питьевой воды станет одной из глобальных проблем ХХI века. Правительство Китая уже заявило, что планирует вложить в ближайшие годы 30 млрд. долларов в системы очистки воды. Эта же проблема остаётся актуальной и для России.

Положение с обеспечением населения Земли чистой пресной водой продолжает обостряться. Уже около миллиарда людей испытывают постоянный дефицит чистой воды. Из-за загрязнения воды почти половина населения планеты живёт в антисанитарных условиях. Возрастает вероятность военных конфликтов за право владеть источниками пресной воды. Водообеспечение напрямую связано с проблемой безопасности в условиях взаимозависимого мира. Вода превратилась в решающий фактор геополитики.Наиболее остро проблема с обеспечением чистой водой сегодня стоит в развивающихся странах, и прежде всего у наших ближайших соседей – в среднеазиатских государствах. Хотя не далёк тот день, когда с этой проблемой столкнутся и развитые страны.Поэтому не случайно по предложению Таджикистана, поддержанному 148 странами – членами ООН, в декабре прошлого года в штаб-квартире ООН в Нью-Йорке состоялась официальная церемония, посвящённая провозглашению 2003 года Международным годом пресной воды.Генеральный директор ЮНЕСКО Коитиро Мацуура в своём специальном послании подчеркнул, что вода должна быть не причиной конфликтов, но фактором мира, а наступивший век – веком воды, порождающей мир, но не веком водных войн.Вместе с тем, по прогнозам специалистов, в ближайшие десятилетия под совокупным воздействием глобального потепления, демографического роста и неэффективного управления водными ресурсами водные проблемы будут обостряться, захватывая в свою “орбиту” всё больше и больше стран.ЮНЕСКО приступила к новому проекту Международной гидрологической программы (МГП) под названием “От потенциального конфликта – к потенциальному сотрудничеству”.

РОССИЙСКАЯ ВОДНАЯ ГЕОПОЛИТИКА И ВОДНАЯ БЕЗОПАСНОСТЬ

Прошедшие с момента прекращения работ по переработке стока северных и сибирских рек годы характеризуются огромными изменениями и в мире, и в нашей стране.Срок небольшой – около 20 лет, но именно в этот период человечество столкнулось с серьёзнейшим уже глобальным кризисом, вызванным нехваткой питьевой воды. По прогнозам специалистов, этот кризис будет углубляться и уже в ближайшие десятилетия начнёт угрожать всей человеческой цивилизации. Из соседних с Россией государств от нехватки воды особенно страдают страны Ближнего Востока, Средняя Азия, Молдавия, Южная Украина, Северный Китай и др. Внешние сухопутные границы России на протяжении 7616 км проходят по рекам и озёрам. Трансграничные водные интересы России входят в число приоритетных задач государства, в том числе обеспечение стратегической водной безопасности России.Россия обладает огромными ресурсами пресных вод. Суммарный среднемноголетний сток её рек составляет 4270 куб. км. Только в оз. Байкал сосредоточено 20% мировых запасов пресных вод. И, когда уже сейчас в мире недостаток воды ежегодно становится причиной смерти 3-4 млн. человек, взоры сопредельных маловодных государств постоянно будут обращены в сторону России, и Россия постоянно должна быть к этому готова.Нужно ли быть “собакой на сене”? Некоторые наши политики и бизнесмены уже “глотают слюнки” от воображения, какие прибыли можно получить от экспорта пресной воды. Они ведь тоже читают зарубежную прессу и аналитические отчёты. А они, отчёты, свидетельствуют о том, что прибыли компаний, занимающихся продажей питьевой воды, уже достигают 40% от прибыли нефтяных компаний и сегодня составляют 1 трлн. долларов в год. Торговля пресной водой – одна из наиболее быстро развивающихся индустрии в мире.

Для доставки пресной воды планируется строить гигантские трубопроводы наподобие нефте- и газопроводов. Например, прорабатывается переброска пресной воды из Канады в Мексику и южные штаты США.Вот в какой-то степени и объяснение “инициативы реанимации поворота…”. Только не надо всё упаковывать в красивую обёртку заботы о ближних. Прежде всего здесь экономическая цель, а следом за ней – политическая. Хотя, впрочем, это неразрывно связанные составляющие единого целого.Реальные и потенциальные претенденты и потребители российской воды налицо. Выше я их уже упоминал.В числе наших 4270 куб. км ежегодного речного стока 227 притекает из-за рубежа.Казалось бы, это всего около 5%. Вместе с тем это важные для России истоки крупных рек. Не очень-то считаясь с российскими интересами, нещадно эксплуатируют истоки и верхнее течение Иртыша в Китайской Народной Республике (Чёрный Иртыш) и Казахстане, верхнее Течение Тобола в Казахстане, правые притоки Амура в КНР, Северский Донец – правый приток Дона в Украине и т.д. и т.п. Мало того, что разбирается на различные нужды значительная часть воды, в оставшуюся часть стока сбрасываются огромные массы загрязняющих веществ, которые притекают в Россию.В совокупности это поддерживает и временами обостряет трансграничную водную напряжённость.Следует признать и то, что в среднеазиатских постсоветских республиках, Северо-Западном Китае пригодные для использования местные водные ресурсы практически использованы и, кроме как у России, их просто негде взять.Это я всё к тому, что просьбы и предложения, вроде реанимации проекта XX века о переброске стока северных и сибирских рек на юг, не лишены основания и периодически будут возникать. Кстати, у нас самих-то с водой далеко не всё благополучно на юге Тюменской области, в Курганской, восточных районах Челябинской и Оренбургской областей. В старом проекте переброски предусматривалось, в том числе, обводнить территории и этих областей России.

Другое дело, что обсуждать вопрос сегодня о реанимации старых технических решений просто абсурдно: открытый канал, водохранилища и т.д. с сопутствующими неизбежными потерями воды, потерей земель и многими другими неблагоприятными экологическими последствиями. Всё это должно остаться в прошлом.Сейчас другое время, другие технические и технологические возможности. Наконец, другая экологическая идеология.Труба, трубопровод, если до этого дойдёт дело.А пока нужны научные исследования, чтобы не по пословице “Когда на охоту идти…”.Наряду с внешней гидрогеополитикой и трансграничной водной безопасностью в первую очередь надо обеспечить водную безопасность внутри страны.Россия чрезвычайно богата ресурсами пресных вод. Вместе с тем нельзя обойти молчанием тот факт, что, располагая таким огромным ресурсом, как пресная вода, мы совершенно не отдаём себе отчёта в том, каким национальным богатством владеем. А ведь, по прогнозам специалистов, уже к середине наступившего XXI века вода превратится в самый дорогой ресурс, оставив позади углеводородное топливо, цветные металлы и т. д.Наш великий историк С.М. Соловьёв писал: “Историю России определяют реки”. И действительно, реки влияли на формирование Российского государства, служили проводниками первопроходцам. На реках строились первые поселения, впоследствии города и промышленные центры.Но сегодня реки стали и источником повышенной опасности. Прошедшие в последние годы на юге страны, в Сибири, на Урале и на Дальнем Востоке катастрофические наводнения показали, что с водой шутить нельзя.

Это мы почувствовали, и хочется думать, что кое-что поняли. Но, к сожалению, пока не осознали всю глубину опасности продолжающегося загрязнения водоисточников. Если в этом вопросе не произойдут кардинальные изменения, мы можем попасть в положение, когда, “сидя” на большой воде, окажемся без воды.В 90-е годы ушедшего столетия произошло резкое ослабление отечественной водохозяйственной службы: практически прекращено инвестирование, выделяемые средства совершенно недостаточны для поддержания в работоспособном состоянии водохозяйственных сооружений и установок, потеряно проектно-технологическое обеспечение, резко ослаблено научное сопровождение и научное прогнозирование, кадровое оснащение и т. д.Если добавить к этому, что ещё в начале 90-х годов большинство инженерно-технических средств водного хозяйства (включая водохозяйственные системы водоснабжения городов, подпорные и берегозащитные сооружения, каналы и др.) уже было на пределе надёжности, нетрудно представить, в каком состоянии всё это находится сейчас. Следствие не замедлило проявиться в резком возрастании социально-экологических и экономических потерь: участились катастрофические наводнения на реках, техногенные аварии на водоёмах, ухудшилось качество питьевой воды и соответственно возросла санитарно-эпидемиологическая опасность её употребления.До 50% напорных сооружений – в предаварийном состоянии. В катастрофическом положении находятся водопроводные сети. По данным Базового центра Госстроя России, протяжённость водопроводных сетей в нашей стране составляет 523 тыс. км (для сравнения: окружность Земли по экватору равна 42 тыс. км), из них 158 тыс. км труб, или почти треть, изношены и подлежат стопроцентной замене, а остальные – ремонтно-восстановительным работам. В напорных водопроводах непроизводительные транспортные потери воды достигают 30-40%. В безнапорных при авариях резко возрастает опасность попадания в трубопроводы различных загрязнений. Ежегодная стоимость потерянной воды в негерметичных водопроводах превышает 1420 млрд. рублей. К этому надо добавить почти 14 млрд. рублей на ежегодную ликвидацию 650 тыс. аварий.

Из-за изношенности и высоких транспортных потерь воды утеряно главное преимущество водопроводных сетей в сравнении с открытыми каналами – их герметичность.Есть ещё достаточно много сопутствующих, побочных, локальных и частных проблем отечественного водного хозяйства. Нет смысла их перечислять, о них и так много говорится и пишется.Сейчас разработана Программа действий на ближайшие годы “Развитие водохозяйственного комплекса”. В ней заложены робкие шаги в нужном направлении, но основная идеология сохранена старая. Вывод напрашивается сам собой: никакого улучшения ожидать нет серьёзных оснований.Содержательный смысл “Программы…” в нескольких словах можно охарактеризовать примерно так: экстенсивное водопользование и борьба с последствиями.Хочется усилить наше видение лишь несколькими пояснениями.В Программе признаётся вододефицит и предлагается покрывать его за счёт освоения новых водоисточников (строительство водохранилищ, каналов переброски стока и т.д.). Мы считаем, что вододефицит – порождение водорасточительного потребления и именно здесь надо наводить порядок.Признаются наводнения как проявление стихий и предлагаются инженерно-защитные мероприятия (строительство дамб, водохранилищ и т.д.). Мы считаем, что надо восстанавливать водорегулирующую роль водосборов и устанавливать регламент использования паводкоопасных территорий.Признаётся неизбежность сброса сточных вод и предлагается строительство новых очистных сооружений и нормирования предельно допустимых сбросов (ПДС). Обратите внимание – был и сохраняется узаконенным сброс загрязнений в водные объекты.

Мы считаем, что надо ориентироваться на замкнутое бессточное водопользование и перманентную минимизацию сброса на основе освоения наилучших технологий.Всё это трудно осуществить без кардинального изменения мировоззрения и уровня профессиональной подготовленности кадров. Переход на новый уровень водопользования далеко не всегда возможен для сложившихся людей, не мыслящих другой жизни, чем в свои прожитые предшествующие годы. Поэтому подготовка кадров – первостепенное дело в составе проблем обеспечения национальной водной безопасности.Р.S. Какую воду пьём, такое и здоровье. Люди наслышаны о качественной неполноценности водопроводной воды. Ищут средства защиты. Рынок переполнен бутилированной водой и индивидуальными средствами очистки (на кран). Меня часто спрашивают: гарантируют ли эти индивидуальные средства качество воды?Всегда затрудняюсь с ответом. Начинаю объяснять, что государство обязано обеспечить жителей безопасной водой. Что у людей есть конституционное право требовать выполнения этой обязанности. И прочее словоблудие. Что толку требовать! Выполнить это требование государство не в состоянии.

Индивидуальные средства очистки – поточное производство, а качество воды в кране у каждого индивидуально. Вот и делайте выводы.Это во-первых. Во-вторых, все индивидуальные средства основаны на физико-химических методах очистки. Они сорбируют из воды и вредные, и не вредные вещества. В-третьих, они не защищают от болезнетворных микроорганизмов.Всегда вспоминаю по этому поводу стихотворение Леонида Мартынова: Вода благоволила литься,Она блистала,Столь чиста,Что ни напиться,Ни умыться,И это было неспроста.Ей не хваталоИла, талаИ горечи цветущих роз.Ей водорослей не хватилоИ рыбы, жирной от стрекоз.Ей не хватило течь везде.Ей жизни не хватило -Чистой,Дистиллированной воде! После индивидуальных средств вода, конечно, не дистиллированная, но и, как сейчас говорят, не биологически полноценная. К тому же ещё не помешает её и прокипятить.

А.М. ЧЕРНЯЕВ,
Заслуженный деятель науки и техники РФ, профессор, д.т.н., академик РАЕН, научный руководитель ФГУП РосНИИВХ
МПР России.