В Сихотэ-Алиньском заповеднике

 sihotje-alin'skij zapovednik
Сихотэ-Алинь
Здесь находится Сихотэ-Алинский государственный биосферный природный заповедник. Тут можно встретить удивительное смешение природно-климатических зон – тайги и субтропиков.

Над водой нависают тучи, извергающие время от времени струи дождя, а по берегам ─ карликовые березы и дубки. Над нами пролетает медленно машущая крыльями белая цапля. Она спешит к морю. Впереди открываются прибрежные утесы Cихотэ-Алинского заповедника, и вот перед нами устье Серебрянки, где она вливается в океан. Маяк наверху обозначает вход в устье и фарватер, но он не помог маленькому кораблику, севшему на мель. Крошка пыхтит и плюется дымом, но сам слезть с отмели не может. Ему на подмогу спешит буксир, который вскоре и стаскивает его на глубину. Как непослушный ребенок, кораблик опять заторопился в устье реки, видимо надеясь на этот раз избежать встреч с отмелями и рифами.
Над прибрежными скалами  Cихотэ-Алинского заповедника с криками кружат морские птицы, высматривая в волнах добычу. Моряки говорят, что это души их погибших товарищей тоскуют по земле. На кручи изредка выходят редкие горалы, родина которых в Тибете. Они встречают розовые рассветы над морем и исчезают в скалах.
Едем на один из морских кордонов  Cихотэ-Алинского заповедника. Невдалеке от обширной бухты, в глубине которой между сопками раскинулось озеро Благодатное, перед морскими утесами торчат из воды, как бы охраняя берег, острые рифы. Прибой, налетая на них, рассыпается тысячами брызг и пеной, которая укрывает лежащих на рифах странных животных.
С умильными усатыми мордами и ластами вместо ног они всю свою жизнь проводят в море. В хорошую погоду они нежатся на рифах Cихотэ-Алинского заповедника , подальше от хищников, а во время штормов прячутся в тихую бухту под защиту береговых скал. Это тюлени ларга. Они не только умильны, но и очень любопытны. Увидев на берегу наблюдателя, тюлени сползают по одному в воду и приближаются, пытаясь рассмотреть меня поближе. Если же зайти в воду и поплыть, они приближаются вплотную и даже иногда легко покусывают пловца за ласты, как бы приглашая поучаствовать в их играх. Общение с тюленями напоминает жизнь в райских кущах, когда в атмосфере всеобщей любви все звери доверчивы друг к другу и к людям.
В застывшее как стекло озеро Благодатное, дающее приют тысячам перелетных птиц, смотрятся лесистые сопки Cихотэ-Алинского заповедника . Соединяясь с морем протокой, оно частично соленое, поэтому здесь чувствуют себя как дома птицы моря, рек и озер. Тихо обходим озеро, скрываясь за камышами. Мимо медленно проплывают по воздуху цапли; посвистывая крыльями, проносятся утки; по отмелям суетятся кулики. Сейчас, осенью, все они собираются в стаи перед отправкой на юг и кормятся на мелководье. В прибрежном ивняке встречаем пару молодых изюбрей, которые резво убегают от нас, помахивая белыми опушками хвостов.
Отправляемся в глубь  Cихотэ-Алинского заповедника, в верховья Серебрянки. При въезде в горную страну нас встречает огромная радуга-дуга. Переезжаем вброд ручьи и реки, пробираемся по лесным дорожкам все выше и выше в горы. Наш спутник Саша Мысленков достает антенну, подключает ее к наушникам и ловит сигнал от помеченной датчиком оленихи. Так выявляется зона ее обитания в заповедном лесу. Передатчиками метят здесь не только оленей, но и тигров, что помогает эффективной работе по их охране.
Ползая по мокрым скалам на берегу горной реки Cихотэ-Алинского заповедника , я выронил кофр с оптикой в бурный голубой поток. Покачиваясь и постепенно погружаясь, кофр поплыл по течению, постепенно набирая скорость. В отчаянии бросаюсь в ледяную воду и в последний момент подхватываю свое сокровище. Выливаю воду из объективов и оптики, с грустью отмечая, что вся электроника умерла. Полночи сушу свои «игрушки» на печке и продуваю феном. На утро оптика работает как часы.