zoloto rumynija

ЗОЛОТО ТРАНСИЛЬВАНИИ ИЛИ ИСТОРИЯ?

…Высоко в горах Апусени на западе Румынии (область Трансильвания) природа захоронила клад, о котором легенды ходят с незапамятных времён. Это одно из крупнейших в Европе месторождений золота. Сколько тонн драгоценного металла было отсюда добыто за последние 2 тыс. лет, не знает никто…

transilvan zolotoВо втором веке нашей эры, при императоре Траяне (правил в 98-117 гг.), этот район был завоёван Римской империей. Oн тогда назывался Дакией – по имени главного местного племени. Римляне прекрасно знали о сокровищах, таящихся в горах, и немедленно приступили к разработке золота, серебра и так необходимого им для очередных войн железа. Об этом есть надёжные свидетельства в документах того времени.Прошло 1600 лет, и императрица Австрийская Мария Терезия (1717-1780 гг.) официально объявила копи Розия-Монтана – так они теперь назывались – частью государственного имущества, предназначенного для пополнения казны. Нельзя сказать, чтобы работы здесь шли в больших масштабах, но всё же добычу вели сперва австрийцы и венгры, а затем румыны вплоть до Второй мировой войны. После неё шахту национализировали, и следующие 40 лет она работала вяло: считалось, что залежи в основном уже исчерпаны и без государственных субсидий не обойтись. Население всё более нищало.

Лишь в 1997 г. новое румынское правительство связалось с канадской горнодобывающей компанией “Габриэль Ресурсиз”, эксперты которой сочли “овчинку” стоящей выделки. Переговоры шли около двух лет, после чего был подписан контракт о концессии, по которому канадцы в течение 16 лет получали право эксплуатировать местность площадью 1600 га, чтобы извлекать руды драгоценных металлов вскрышным методом, то есть без проходки шахт, а лишь снимая верхний слой почвы бульдозерами.

Приехавшие из Монреаля геологи установили, что в недрах Розия-Монтана всё ещё кроются примерно 14,8 млн. унций золота (одна унция – 28,3 г), а каждая унция благородного металла стоит более 12 долл. США. Дело, казалось, лишь за техникой. Но тут вмешалась наука.

О том, что в здешних горах можно найти не менее ценные, чем жёлтый металл, свидетельства отдалённого прошлого, учёные знают уже более 200 лет. Ещё в 1796 г. в горах Розия-Монтана были впервые обнаружены полуистлевшие деревянные таблички, на которых отражены подробности экономической жизни, процветавшей здесь в начале нашей эры. Это деловые контракты между, как сказали бы сегодня, юридическими и физическими лицами, осуществлявшими добычу и продажу золота, это подробности условий банкротства тех из них, кто не сумел добиться должной эффективности производства и т.д. Документы экономической жизни в римской колонии во время наибольшего расцвета империи до сих пор освещены наукой довольно слабо.

Все документы, естественно, изложены по-латыни. Но почти каждая из табличек содержит упоминания имён явно славянского (а не дакского или римского) происхождения, встречающиеся также и в Далмации – этой лежащей на берегах Адриатики исторической области Балкан, издревле населённой предками современных хорватов и сербов. Это свидетельствует о том, что власти Рима сгоняли силой (а может быть, и как-то поощряли) население своих более западных провинций на работу в новозавоёванных землях на востоке. Тем более, что в Далмации тоже были шахты и у тамошних жителей могли уже быть навыки соответствующего нелёгкого труда.

Отрывочные сведения, почерпнутые из этих таблиц, распалили аппетит историков, и первые же попытки уничтожить волей или неволей новые исторические свидетельства вызвали бурные протесты видных учёных, причём не только местного профессора Александру Дьяконеску из Румыно-Венгерского университета им. Бабеша-Больяи в Клуж-Напоке (Трансильвания), но и Айэна Хейнса из далёкого Лондонского университета.Однако с деньгами у правительства Румынии дело обстояло неважно, а тут канадцы предложили немалые суммы. Тем более безработица в Трансильвании – страшный бич, а заморская компания создаёт более 500 новых рабочих мест…

Словом, работы начались и уже вдохнули новые надежды в население бедствующего региона. Чтобы несколько успокоить историков, компания даже построила за свои деньги небольшой музей, где будут экспонироваться грядущие находки. К тому же в недалёком отсюда районе были вскрыты два мавзолея римской эпохи и несколько храмов, построенных из камня, добытого в каменоломнях здешней же Альба-Юлии. Новый музей будет готов принять результаты и этих раскопок. Но историки и археологи всё равно против. На крайний случай они согласны, чтобы золотодобытчики подождали год-другой, пока не закончатся научные раскопки. Тогда, может быть, мы узнаем много нового о способах подземных работ, ведомых нашим предкам.

Новая волна протестов поднялась, когда компания “Габриэль Ресурсиз” раскрыла свои технологические намерения, без которых, как считают её специалисты, добыча давно уже ставших бедными руд будет только убыточной. Предлагаемая методика состоит в том, чтобы сперва раздроблять выкопанную руду, превращая её в порошок и пыль. А затем обрабатывать это крошево цианидом. Подобного способа, само собой, не знали ни траяновы времена, ни эпоха Марии Терезии, ни даже начало-середина XX в., потому и зачислили район в список бесперспективных.

Но вся беда в том, что цианид – вещество остроядовитое. И он может легко попасть в подземный водоносный слой, связанный с реками и источниками питьевой влаги. Последствия нетрудно себе представить, вот это и взяли себе на щит многочисленные сторонники защиты среды, окружающей человека. Но пока тяжба идёт не в их пользу.Надежды природоохранителей теперь возлагаются на то, что Румыния, очевидно, в 2007 г. войдёт в Европейский Союз. А им ещё в 1979 г. принят обязательный для всех членов закон, запрещающий спуск цианидсодержащих веществ в любое водное пространство.

Экологи разузнали, что разработки золота предполагается вести в четырёх больших открытых карьерах, каждый площадью по 100 га. А огромная площадка – 1200 га – должна принимать изъятую оттуда порошкообразную породу. Здесь её и будут “обрызгивать” струями цианидовой воды. При этом неизбежно образуются так называемые хвосты – скопища ядовитой влаги. Для них канадцы намерены создать 500-гектарный мёртвый пруд, ограниченный 180-метровой высоты дамбой. Они уверяют, что оттуда “мёртвая вода” вырваться никак не сможет. Однако такие случаи были, например, в Южной Америке, и последствия оказались трагичными…

Встревоженную общественность поддержал видный румынский учёный Сергиу Михут из Института биологии в Клуже, назвавший всё это “экологической бомбой замедленного действия”. Он сослался на организованные “Гринписом” исследования, в которых приняли участие специалисты из Венского университета. Те пришли к выводу, согласно которому геологические породы, залегающие под проектируемым отстойным прудом с хвостами, отличаются большой пористостью и позволят отходам просочиться в водоносный слой.Мало того, в дело вмешались опытные эксперты американской общественной организации “Центр науки в интересах общества”, чей штаб находится в штате Монтана, также богатом разработками полезных ископаемых. Их геологи, рассмотрев всё на месте, убедились: дамбу будут строить из здешних же наличных материалов, добытых из шахты. А они насыщены серой, которая, соединившись с влагой, породит серную кислоту, так что рыбе и другим водным организмам, в обиталища которых в конце концов попадут стоки, грозит смертельная опасность.

“Всё это заблуждение! – твердит вице-президент “Габриэль Ресурсиз” Брюс Марш, ответственный в компании за проблемы экологии. – Мы уже провели тщательнейшую оценку своих намерений в отношении здешней природной среды и сделали всё возможное для того, чтобы не ухудшить, а улучшить нынешнее качество подземной влаги. Даже то загрязнение, которое возникало в течение двух тысячелетий, будет сведено к допустимому минимуму”.Действительно, столетия горной добычи, когда не заботились об охране окружающей среды, зримо привели к тому, что воды окрестных ручьёв и речек давно приобрели красный цвет окиси железа и высокий уровень кислотности. “Если наша компания ничего не предпримет, – продолжает Брюс Марш, – это будет продолжаться вечно”.

Компания разработала подробный план, согласно которому значительная часть горных пород, вызывающих кислотные стоки, будет устранена, а специальные фильтры “урежут” количество цианида в отстойном пруде до одной части на миллион кубометров воды. Тогда состояние воды там будет соответствовать нормам, установленным ООН, то есть вода станет лучше, чем даже в окрестностях некоторых шахт, сегодня работающих в странах Западной Европы.

Но оппонентов не убеждает и это. Академия наук Румынии обратилась к правительству страны с просьбой по-новому взглянуть и на экономический аспект всего проекта. Фирма-концессионер говорит о пятистах новых рабочих мест? Ho она же признаёт, что значительная их часть отойдёт в руки иностранных специалистов, а не местных рабочих. Кроме того, придётся, очевидно, переселять с насиженных мест около 1200 жителей ближайших деревень и посёлка, так что для Румынии убытки превзойдут ожидаемую прибыль. “А потеря археологических сокровищ вообще не поддаётся денежной оценке, – подчёркивает вице-президент Академии наук Румынии Ионель Хайдук. – Куда выгоднее развить здесь туристическую промышленность: римские развалины, история страны, живописные окрестности, несомненно, привлекут сюда множество людей”.

Проблема, как говорится, повисла в воздухе. Румынский парламент решил послать на место свою комиссию, общеевропейский – свою. И хорошо ещё, если обе выскажут одинаковые мнения. А если различные?..

Б.И. СИЛКИН,по материалам журнала “Science”.