schelkoprjdy

Вредитель третьего тысячелетия

Сибирский шелкопряд в течение всего ХХ в. был одним из самых опасных лесных фитофагов в России. Вспышки его массового размножения охватывали огромные площади.

sibirskiy schelkoprjadТак, с 1870 по 1952 г. только в Иркутской области от повреждений его гусеницами погибли кедровники на площади около 1,1 млн. га, что составляет более 31% от всей площади, занятой этой породой. С 1931 по 1941 г. только в читинской области погибло свыше 1,5 млн. га лиственничных насаждений. На Дальнем Востоке в течение первой половины ХХ века погибли леса на площади около 2,0 млн.га.

Наиболее значительная вспышка численности сибирского шелкопряда в ХХ в. происходила с начала 50-х до конца 60-х гг. Она охватила практически весь ареал этого фитофага. Несмотря на принимавшиеся в те годы меры защиты, площадь сильно повреждённых лесов достигала 2,5 млн. га, а общая площадь лесов, погибших в результате повреждений гусеницами шелкопряда, а также черным пихтовым усачём, который, размножаясь на погибших от гусениц шелкопряда деревьях, способен затем заселять и соседние древостои, составила в течение этих 20 лет около 3,5 млн. га.

В последние 20 лет в России очаги массового размножения сибирского шелкопряда действовали на территории 18 областей, краёв
и республик. Средняя ежегодная площадь очагов этого фитофага за период с
1977 по 2000 г. составила
143,02 тыс. га. За этот период самые небольшие очаги действовали с 1989 по 1990 г., когда их общая площадь по стране не превысила 5,6 тыс. га, а самые крупные – в 1995 г., когда они охватили площадь в 574,8 тыс. га.

В 1998 г. в лиственничниках Якутии было выявлено начало роста численности сибирского шелкопряда, и в 1999 году там уже сформировались первые очаги его массового размножения. Меры защиты, проведённые тогда, позволили предотвратить нанесение сильных повреждений на площади около 90 тыс. га, но не прервали развитие вспышки. Процессы нарастания численности популяций привели к тому, что в конце 2000 г. общая площадь очага массового размножения в Якутии составила более 6 млн. га. Одновременно с этим отмечено увеличение численности популяций сибирского шелкопряда и в лиственничных лесах Республики Бурятия, где уже отмечены действующие очаги на площади около 3 тыс. га.

Не исключено, что в настоящее время восточно-сибирские популяции сибиряка вступают в период интенсивной вспышки массового размножения, и ущерб, который они могут нанести, будет весьма велик. Проведение мер защиты в этих северных регионах затруднено в силу отдалённости и труднодоступности территорий.
Нельзя не остановиться на ещё одной проблеме защиты лесов от сибирского шелкопряда, которая появилась в ХХ в., но в XXI в. может приобрести важное значение не только в России, но также и в Европе. Это проблема расширения естественного ареала фитофага. С начала XX в. очаги его массового размножения были отмечены уже в Удмуртии. К сожалению, мониторинг расширения ареала не проводится. Это связано с отсутствием до недавнего времени феромона этого вредителя. Но сейчас и в настоящее время сеть пунктов слежения за ходом заселения европейских лесов сибирским шелкопрядом создаётся.

Происходит расширение ареала сибирского шелкопряда также и на север и северо-восток в восточной части его естественного ареала, что связано с происходящими процессами глобального потепления климата. Это может привести к его появлению в северных частях Якутии и в Магаданской области. Это увеличивает риск возможного проникновения этого фитофага в хвойные леса Аляски и, следовательно, всего северо-американского континента.
Ю. Гниненко,
Российский центр защиты леса.