ЭКОНОМИКА И ЭКОЛОГИЯ – ЗАДАЧА ЕДИНАЯ

vidumae fotoВсероссийский НИИ лесоводства и механизации лесного хозяйства был организован в 1934 г. Без малого семь десятилетий – история. Список выдающихся имён, внёсших в неё вклад, велик. Даже перечисление решавшихся здесь проблем лесного хозяйства заняло бы не один десяток страниц. В тесные рамки газетной корреспонденции всё это не укладывается. И наш разговор с директором института Сергеем Анатольевичем Родиным сосредотачивается на сегодняшних заботах отраслевой лесной науки.
Следует заметить, что отраслевая наука всегда работает на злобу дня. Жизнь не стоит на месте. Растёт и уровень самой науки, глубина постижения ею тайн жизни леса. А это позволяет по-новому и эффективнее, чем прежде, решать извечные задачи лесного хозяйства, суть которых в том, чтобы не скудели лесные богатства страны.
Мы привычно употребляем это устойчивое словосочетание – <лесные богатства>. Однако же: Вот цифры (они приводились в выступлении Руководителя Государственной лесной службы МПР России Ю.А. Кукуева на состоявшемся 1-2 февраля совещании её работников): лесной доход за 2000 г. исчисляется
3 млрд. 900 млн. рублей. Но в то же время затраты на ведение лесного хозяйства составили, округлённо, 7 млрд. 600 млн. Причём в последнюю цифру не вошли расходы на тушение лесных пожаров. Конечно, неоценимо многогранное экологическое значение лесов как поставщиков кислорода в атмосферу, а также водоохранное, почвозащитное и другое. Но по денежному-то балансу лесное хозяйство остаётся убыточным. Поэтому сегодня, говорит С.А. Родин, учёным приходится в первую очередь думать о том, как повысить его доходность.
Для тех, кому неведома разница между лесоводами и лесозаготовителями, следует пояснить, что заботы лесного хозяйства, как отрасли, кончаются на этапе, когда в лесу выросло спелое, пригодное для хозяйственного использования дерево. Согласно действующему законодательству, <с топором> (сегодня в основном с мотопилой) к нему должны подойти лесорубы, представляющие уже другую отрасль – лесную промышленность. На этом стыке лесные хозяева продают лесопромышленникам свой товар – стоящий на корню, <на пне> спелый лес. При плановой экономике в стране традиционно, может быть, с той поры, когда в рубку отводились первозданные леса – <дар природы>, сложились чрезвычайно низкие таксы так называемой попенной платы, цены на древесину, стоящую на корню. Лесные экономисты приводят сравнительные цифры. В Финляндии удельный вес попенной платы в цене готовой продукции лесной промышленности (например, пиломатериалов) составляет до 80%. В развивающихся странах, где эксплуатируются девственные тропические леса, – около 20%. В Советском Союзе эта цифра составляла около 9%.
Между тем первозданных-то лесов в России практически не осталось. Все те, что шумят сегодня зелёными кронами, выросли при заботливом внимании к ним лесоводов, а в большой своей части посажены и выращены ими. Затраты лесного хозяйства – это, по сути, себестоимость наших лесов. Если лесной доход не покрывает их, значит, древесина на корню продаётся по ценам, которые ниже её себестоимости. Правда, в последнем рассуждении есть немалая натяжка. При сегодняшней экономической ситуации в России значительная часть – львиная доля! -стоящей на корню древесины (а в неё уже вложены труд и затраты лесоводов) остаётся невостребованной. Как говорилось в упомянутом уже выступлении Ю.А. Кукуева, Руководителя Государственной лесной службы МПР России, расчётная лесосека, то есть то количество спелой древесины, которое можно изъять из леса, не нарушая принцип непрерывной и неистощительной его эксплуатации, в прошлом году была использована лишь на 23%. То есть продана была лишь четверть от того количества товара, произведённого лесоводами.
Тем не менее при рыночных отношениях в каждом региональном комитете, в каждом лесхозе работники лесного хозяйства должны знать цену своего леса. Конечно, при каждой конкретной сделке, при купле-продаже её диктует сам рынок. Но надо знать ту, ниже которой продавец, а вместе с ним и являющееся собственником леса государство окажутся в убытке.
– В последние годы экономисты ВНИИЛМа разработали ставки минимальной платы за древесину, отпускаемую на корню, – рассказывает С.А. Родин. – Была проведена большая и трудоёмкая работа. Ведь эти ставки, что, естественно, различны как для разных регионов страны, так и в зависимости от удалённости лесосеки от основных транспортных магистралей и лесоперерабатывающих предприятий. На основе этих таблиц было подготовл