Аренда леса: маловишерский акцент

Малая Вишера. Новгородская область. Лето, 1999 год. Город окутан клубами дыма. Горожане стараются не открывать окна, но запах гари сочится сквозь щели: в округе горит лес. В деревнях и того хуже. Там люди уже не замечают дыма. Они обеспокоены одним – спасти от огня собственные дома.

А он подбирается всё ближе и ближе:
Маловишерский лесхоз буквально разрывался на части. Тревожные сигналы поступали почти каждый день из разных мест. Потом уже статистика показала – было зарегистрировано 86 (!) пожаров. Люди дневали и ночевали в лесу, пытаясь остановить разбушевавшуюся стихию. Но сил не хватало даже на то, чтобы оградить нетронутый лес от огня. А прогноз погоды дождя не обещал…
ПОЖАР для района, где четверть от суммы собственных доходов даёт именно лес, – настоящий бич. Особенно если учесть, что и без того в ближайшие годы леса хвойных пород уменьшится: был период, когда лесовосстановлению уделялось очень мало внимания. Почувствует это район в ближайшие 20-30 лет.
:Особенно, если учесть, что увеличиваются объёмы заготовок леса. За последние три года они возросли почти в четыре раза! :Особенно если учесть, что желающих заниматься лесозаготовкой становится год от года больше: Маловишерский район стал на Новгородчине пионером в разработке такого нового направления деятельности, как аренда лесов. Это очень привлекает заготовителей. Две трети расчётной лесосеки в настоящее время находятся в их руках.
Пожар 1999 г. ещё более обнажил насущные проблемы, а их анализ заставил по-новому взглянуть на положение дел. Любого он насторожит: с 1974 по 1984 г. в районе было всего 10 пожаров, при которых выгорело 4,6 га леса. В следующем десятилетии было зарегистрировано 109 лесных пожаров, которые уничтожили леса на 130 га. Нынешнее десятилетие ещё не закончилось, но огонь уже уничтожил леса более чем на тысяче гектарах! И директор Маловишерского лесхоза сделал вывод, что легче потратиться сейчас, чем подсчитывать убытки потом. Последние два года практически все заработанные средства лесхоз вкладывает в решение этих вопросов.
Наши желания, как известно, не всегда совпадают с возможностями. А такую возможность лесхозу представила аренда лесов. Только в нынешнем году он потратил почти полмиллиона рублей (сумма для предприятия районного масштаба немалая) на приобретение радиостанций, чтобы обеспечить ими каждое лесничество.

Может показаться странным, что на пороге XXI в. лесхоз не имел такой элементарной связи. Тем не менее это так. Порой сутки-двое проходили с момента обнаружения пожара, когда о ЧП становилось известно в лесхозе.
За последние полтора года предприятие смогло приобрести дополнительно две пожарные машины, значительно пополнить арсенал противопожарных средств. А в ближайшее время директор лесхоза рассчитывает приобрести собственный летательный аппарат – <автожир>. Он уже не рассчитывает на услуги новгородских лётчиков. В тот злополучный 1999 г., когда солнце жгло Маловишерский район, а другие заливались дождём, а другие заливались огнём, вызывать его специально руководство лесхоза сочло неэкономичным, даже с учётом предполагаемых убытков пожаров.

Сказать, что сегодня практически весь маловишерский лес находится в аренде, – это ничего не сказать. Никакой другой район в области не имеет столько арендаторов, как Маловишерский. Причём все предприятия-арендаторы зарегистрированы в районе. Это одно из необходимых условий аренды. Может быть, для лесозаготовителей не очень выгодное, но, с другой стороны, заключив аренду на определённый срок, на его лес никто уже покушаться не посмеет.
До введения практики сдавать лес в аренду лесхоз едва сводил концы с концами. Предприятие жило относительно неплохо до 1992-1993 гг., когда одновременно занималось лесовосстановлением и лесозаготовками. Но после реорганизации лесхоз был уже не вправе вести лесозаготовки, а бюджетное финансирование становилось всё скуднее и скуднее. Это заставило руководство лесхоза изыскивать собственные источники дохода. Одним из таких источников явилась аренда лесов.

Конечно, не сразу всё было гладко. Были и есть случайные заготовители, которые пользуются несовершенством законов, местных правил – выбирают лес и исчезают, не оплатив ни аренду, ни налоги. Но сейчас таких гораздо меньше. Ошибки заставили пересмотреть власти многие местные положения. Но, кроме того, в районе уже сформировался фундамент из ряда предприятий, которые стремятся заниматься не только лесозаготовкой, но и переработкой.
Для таких фирм условия аренды
более чем выгодны, так как они дают им гарантию поступления сырья. С другой стороны, арендная плата явилась гарантированным и прогнозируемым источником поступления средств в лесхоз и район. Но главная выгода заключается в том, что арендатор в отличие от простого лесозаготовителя, относится к своему лесу по-хозяйски. Особенно тот, кто заключил долгосрочный договор аренды, на 20 и более лет. В прошлом году, например, силами арендаторов было создано лесных культур на площади 98 га, в этом планируется увеличить объёмы посадок на площади до 120 га. Это весомая помощь, несмотря на то что и технику, и саженцы арендаторам представляет лесхоз.
Значительно с введением аренды сократилось и число лесонарушений. Предприятию, которое знает, что в этом же лесу оно будет работать и через 10, и через 20 лет, просто невыгодно его губить:

Отчасти аренда снимает и проблему незаконных рубок: арендаторы уже сами оберегают свой участок.
Последние два года в районе активно стали применяться лесные аукционы. Это тоже привлекает лесозаготовителей. Во-первых, по тому что аукцион проходит открыто. Во-вторых, потому что все покупатели изначально поставлены в равные условия.
Имеет прямую выгоду от аукционов и район. Все, что удаётся наторговать сверх установленных государством минимальных ставок, остаётся в районе: доход делится поровну между лесхозом и бюджетом района – согласно двухстороннему соглашению.
Только благодаря аренде лесов Маловишерский лесхоз имеет возможность идти на заведомые убытки, занимаясь созданием питомника. Причём директор лесхоза Сергей Ющенко отдаёт себе отчёт, что создаёт заведомо убыточное хозяйство. Невольно возникает вопрос – зачем нужен такой питомник, если гораздо дешевле купить готовые саженцы?.. Казалось бы, абсурд заниматься подобным предприятием. Тем не менее логика в его политике есть.
Действительно, купить готовый посадочный материал дешевле, чем вырастить, в 3-4 раза. Но с каждым годом всё сложнее становится его приобретать. Ещё недавно саженцы и семена можно было купить в пределах области – в Боровичах, Валдае, Новгороде. Но в последние годы семена приходится закупать в Карелии, Ленинградской области. В нынешнем году, например, саженцы лесхоз закупил в Тверской области. Адреса продавцов всякий раз меняются, и неизвестно, где лесхоз сможет купить посадочный материал чрез год-два. Он становится дефицитом. Единственный выход для обеспечения им предприятия директор видит в создании собственного питомника.

Два года назад питомник занимал площадь в 18 га. Сейчас ведутся мелиоративные работы для его расширения. Делать это заставляет жизнь, поскольку площади вырубок увеличиваются, и пока они опережают площади посадок.
Чтобы питомник был как можно менее убыточным, а в дальнейшем, может быть, приносил и прибыль, лесхоз изначально спланировал его с учётом внедрения новой технологии, разработанной заслуженным изобретателем России А.П. Шадриным. Она уникальна тем, что позволяет исключить ручной труд примерно на 97%. В этом году лесхоз закупил в Москве необходимое оборудование – сеятели, грядкоделатели и т.п. – и тоже благодаря аренде.
Пока предприятие рассчитывает создать питомник чисто для личного потребления. Это явно не выгодно с экономической точки зрения, но с точки зрения лесовосстановления, это единственный выход из положения.

Каких-то восемь лет назад, когда существовавший ранее Маловишерский леспромхоз распался на два разных предприятия, одно из которых занялось лесозаготовкой, другое – лесовосстановлением, положение последнего казалось безысходным. Лесхоз превратился в нищую организацию, где работать было непрестижным, где и без того низкая зарплата постоянно задерживалась, кадры разбегались. Казалось, без лесозаготовок лесхозу не выжить. Даже рубки ухода, кои в среде лесников быстро переименовали в <рубки дохода>, не могли радикально решить финансовую проблему. Пожалуй, они лишь отвлекали лесхоз от его основных обязанностей. Яркое тому доказательство – пожары 1999 г., когда ни у лесхоза, ни у лесозаготовителей не было достаточно сил и средств остановить пламя.
Положение коренным образом изменил Лесной кодекс, принятый в 1997 г. Руководство Маловишерского лесхоза воспользовалось своими правами, предоставленными новым законодательством. Это позволило предприятию вырываться из финансового прорыва. В прошлом году доля собственных средств в общей сумме дохода составила почти 90%! Дополнительным и стабильным источником дохода явилась аренда лесов.
Сложно сказать, что буд
ет дальше. Лесхозу предстоит решить ещё множество проблем относительно аренды. Условия договора, местные положения постоянно шлифуются, так как первый опыт аренды показал, что желающих нажиться на лесе более чем достаточно, что здесь необходим прочный законодательный заслон.

Елена ЗИМИНОВА,
Малая Вишера.