koroed tipograf

Борьба с короедом-типографом

В лесном мире не стихают разговоры об ущербе, который приносят лесу насекомые-вредители. Только и слышно: тут бесчинствуют прожорливые гусеницы шелкопряда, там погубили тысячи гектаров вредные жуки короеда-типографа. И хотя с ними не прекращается постоянная активная борьба, здорового леса в России становится всё меньше и меньше.

В этом году борьба с короедом-типографом шла не на жизнь. На вид безобидный, а на деле очень грозный, маленький чёрный жучок атаковал весь центр Европейской части России.Сухое жаркое лето и местами продолжительная осень привели к появлению второго поколения типографа (обычно в сезон короед-типограф размножается всего один раз).
В засушливые годы особенно плохо себя чувствует ель. Стоит ей только поникнуть, как на дерево нападает злобный жук, размножается под корой и безжалостно разрушает его. Впрочем, короед не имеет привычки <заселяться> в здоровом лесу, а потому все стареющие леса, коих немало на территории России, для него истинная благодать. В среднем на одном дереве могут поселиться 3000 жуков.

На сегодняшний день основным методом борьбы с короедом-типографом остаются феромонные ловушки, которые в лесхозах Московской области устанавливались с конца апреля. По данным Российского центра защиты леса МПР России, на территории только одной Московской области общее количество отловленных жуков за весь период применения феромонных ловушек составило 1 866 970 000 штук. Несложные подсчёты показывают, что таким образом удалось предотвратить вероятную гибель более 6 млн. деревьев ели.
Как сообщил Центр защиты леса Тверской области, впервые в этом году в области наблюдается вспышка массового размножения короеда-типографа. Наибольшие площади очагов типографа возникли в ельниках, повреждённых корневыми гнилями; в ельниках, которые два года назад пострадали от ураганных и шквальных ветров; в тех участках, где в значительных объёмах проводилось промежуточное пользование.

Если повреждённое дерево обнаружат сразу, единственный выход – скорее срубить его, чтобы успеть использовать в хозяйстве, в противном случае оно пропадёт окончательно. Год от года с увеличением очагов болезней возрастает и число санитарных рубок.
Почти все запланированные на этот год мероприятия выполнены, и сейчас идёт сбор данных по результатам борьбы с вредными жуками. К сожалению, полностью ликвидировать очаги размножения короеда-типографа не удалось и прогнозы по состоянию лесов на следующий год неутешительны.
Если короед – гроза еловых и сосновых лесов, то шелкопряд – лиственницы, кедра, пихты. С этим вредителем тревожная картина складывается в Сибири, на огромной территории в Якутии, в Хабаровском крае. Из Республики Саха в Российский центр защиты леса поступила заявка обследовать на следующий год
5 млн. га лесов. В Алтайском крае, Бурятии проведены работы на участках до нескольких тысяч гектар, но с нарастанием численности вредителей ожидается сложная борьба и на будущий год. Поступают сведения о возникшей вспышке шелкопряда в Приморском крае. В последний раз там наблюдалась сильная вспышка в 70-х гг., когда усохло почти 30 тыс. га кедровых насаждений. Вредитель также замечен в Иркутской области и Чите. На отдельных участках в Бурятии шелкопряд перешёл на годовую генерацию (обычно одно поколение развивается в течение двух лет), а это означает быстрое нарастание его численности.

Раньше сибирский шелкопряд не был характерен для Европейской части России, сейчас же он неуклонно продвигается на Запад. Сначала его обнаружили в Башкирии, потом в Костромской области, а в этом году он добрался и до Московской. Если вредитель проникнет в Западную Европу, <заросшую> пихтовыми лесами, коллегам из зарубежья придётся несладко.
Бродит слух, что в ближайшие годы вполне возможна новая пандемическая вспышка численности опасной гусеницы, по масштабам сравнимая со вспышкой 50-х гг. Любители постращать говорят о реальной угрозе потерять до 1 млн. га леса. Однако в Российском центре защиты леса надеются, что, несмотря на тяжёлое состояние лесов, ситуация 50-х гг. не повторится, хотя бы потому, что в середине прошлого века технологии борьбы были менее совершенными.

А вот интересное, но безотрадное и пока научно не доказанное наблюдение: стоит размножиться шелкопряду, как тут же селятся на деревьях и другие вредители. Так, помимо шелкопряда на Алтае обнаружены очаги совки сосновой. Другая <пара> шелкопряда – белозубчатая волнянка.
Тверскую область в 2001 г. помимо короеда заполонил звёздчатый ткач-пилильщик. При площади очагов порядка 10 000 га было ясно, что уберечь уникальные сосняки, расположенные вдоль берегов рек Молога, Сарагожа и Железинка, впадающих в Рыбинское водохранилище, можно только посредством авиационной химической борьбы, распылив препарат димилин.
Из-за жаркой погоды лёт имаго вредителя начался с Максатихинского лесхоза довольно рано, в конце апреля. При этом вылетело порядка 1/3 от общей численности насекомых, затем наступило резкое длительное похолодание, сопровождавшееся дождями и порывистым ветром, в результате чего лёт растянулся на срок более месяца. Возникли трудности с определением начала работ: обработку следовало провести не слишком поздно для первых яйцекладок, так как раствор не проникает в сплетаемое личинкой паутинное гнездо, и не слишком рано для насекомых, которые вылетают позднее. Аэровизуальное обследование, проведённое в сентябре, показало, что на участке, где из-за порывистого ветра произошло неравномерное распределение препарата, необработанные полосы серого цвета – участки, объеденные вредителем, зелёные – здоровые, сохранённые.

В Ульяновской и Курганской областях, в Кургане выявлены очаги белозубчатой волнянки и сосновой пяденицы. На Алтае – очаги одного из разновидностей шелкопряда – монашенки. Зелёная дубовая листовёртка, большой чёрный еловый усач, шестизубый короед: сколько их всего, всех по названиям помнят только специалисты. Более того, специалисты способны определять вредителей по <рисунку>, который жуки оставляют на повреждённых деревьях. А рисуют-то как красиво: целые росписи, узоры на деревьях – вот если бы на пользу так работали!
Не знаю, уместно ли тут шутить, ибо ситуация с защитой лесов катастрофическая. Согласно статистике усыхание лесов увеличилось в десятки раз. За последние 3 года количество очагов вредителей выросло в
3 раза. В силу целого ряда факторов – экологических, лесохозяйственных, погодных – леса распадаются очень быстро. Если рубки ухода делаются несвоевременно, бессистемно, с нарушениями, деревья слабеют, заболевают, и любому вредителю или болезни ничего не стоит погубить такие леса. По информации Российского центра защиты леса, в этом году экспедиционные обследования проводились в 7 субъектах Федерации, в то время как заявки поступили почти от 30! Причина всё та же – деньги, а точнее, их отсутствие.

Средств выделяется очень мало, и как лесная пожарная служба не со всеми пожарами справляется оперативно, так и защита лесов от вредителей проводится не должным образом из-за недостатка финансирования: не хватает людей, авиационной техники на химическую обработку насаждений. Следствие – досадные упущения сотен тысяч гектаров лесных богатств, особенно на таких необъятных территориях, как Якутия.
Заместителя директора Российского центра защиты леса В.К. Тузова беспокоит проект Концепции, опубликованный в газете <Лесная Россия> (№ 1, сентябрь 2001 г.), по реорганизации лесного хозяйства: <В проекте вообще нет ни слова о защите леса от вредителей болезней. Такое впечатление, что люди не понимают задач лесного хозяйства. Все беспокоятся о лесопользовании, потому что, где лесопользование, там деньги, прибыль, а про охрану и защиту леса, на которые необходимо тратиться, забывают>.

Иветта КРАСНОГОРСКАЯ,
наш корр.