Блеск и нищета России – лесного донора

lesa rossiiЧетверть всех лесов планеты произрастает в России. Если принять во внимание значение лесов как хранителей запасов пресной воды и источника кислорода, то наша страна оказывается своего рода экологическим донором для многих государств мира. Вообще если быть последовательными, все россияне – жители леса, он занимает около 70% площади страны.

Лесной кризис

В 80-е гг. Свердловская область давала стране 13-24 млн. кубометров древесины, в последние годы эта цифра составляет около 4 млн. По объёму товарной продукции в лесной промышленности Свердловская область занимает пятое место в стране после Архангельской, Кировской, Иркутской областей и Красноярского края. В Свердловской области пока существуют около 100 леспромхозов и 1200 лесозаготовителей. Пока, потому что её лесной комплекс, как и во всей России, переживает сильнейший кризис. И поручиться за судьбу лесной промышленности уже никто не может.

Как и в целом по стране, в структуре лесного фонда Свердловской области значительный объём составляет маломерная низкокачественная и мягколиственная древесина, имеющая ограниченный спрос как внутри страны, так и за рубежом. Несмотря на весьма неблагоприятные обстоятельства, экспорт российского леса сегодня прочно занимает четвёртое – пятое место среди основных источников пополнения валютных запасов России. И валютная выручка от этой статьи в последнее время растет. Если в 1999 г. она была
3,35 млрд. долл. США, то в 2000 г. она вышла на уровень 3,8 млрд. И всё же особых поводов для гордости эти факты не внушают, поскольку ни для кого не секрет, что основным продуктом, приносящим прибыль, является продукт первичной переработки – необработанный круглый лес кругляк, в то время как готовый продукт Россия чаще всего импортирует. В целом лесная отрасль на Среднем Урале, как и во многих других регионах, убыточна.
Лесоистребительная машина

Валютная выручка лесоэкспортеров Канады, сопоставимой с Россией по объёму лесных ресурсов, составляет
25 млрд. долл. в год, в то время как в России этот показатель около 3,5 млрд. долл. И все же зарубежный партнер всегда был для российского лесозаготовителя более привлекательным, чем отечественный, недаром лес называют национальной валютой. Обвал рубля в 1998 г. основательно переориентировал рынок леса на зарубежных партнёров, особенно на ближайшего соседа – Китай. В течение одного года тогда объём торговли лесом с этой страной вырос на 250%. На сегодня 42% импортируемого леса в Китае приходит из России. Из них большинство – лесоматериалы необработанные. В немалой степени этому способствует экономическая и природоохранная политика самого Китая, наложившего мораторий на вырубку леса в стране и объявившего почти нулевые налоги на ввоз древесины из-за границы. Из всех регионов России приходят сообщения о росте незаконной торговли древесиной, о росте незаконных рубок.

Бизнес цвета хаки

Получить оперативную информацию о лесе практически невозможно. К примеру, расчётная лесосека составляется на основе данных 17-20-летней давности и не включает текущую информацию о пожарах.
Сложное экономическое положение подсказывает населению выход из экономического тупика за счёт леса. Неофициально зарегистрированными фирмами по добыче леса владеют так называемые серый и чёрный сектора. Серый, когда поставщики под видом легального вывозят нелегальный, чёрный – откровенный криминал. Отсутствуют механизмы правового влияния на рынок. В результате происходит демпинг цен (продажа товара по искусственно заниженным ценам). Потерян рынок сбыта тонкомерной древесины. В итоге добросовестные лесопользователи не в состоянии конкурировать с незаконными заготовителями. Нет системы проверки легальности вывозимой древесины.
Причём вор нынче не безлошадный. Задействованы трактора, лесовозы, машины с автопогрузчиками. Есть даже юридическая поддержка. Вдоль железной дороги – приёмных пунктов как грибов после дождя. Нынче для незаконного лесного бизнеса режим наибольшего благоприятствования, как и для вывоза цветных металлов. Оказывается, сам факт противозаконной вырубки леса ещё не повод для возбуждения уголовного дела. Полагаясь на юридическую неграмотность, органы дознания убеждают лесников, что такой ущерб невозможно взыскать, так как никто виновника порубки искать не будет – слишком мал ущерб. Милиции за этим не уследить, против расхищения леса она бессильна. Да и штраф ниже прибыли, которую он получит. К тому же действия милиции и лесников трудно назвать согласованными. Очень редки совместные рейды. В местных отделениях милиции нет ни машин, ни бензина, ни рации.

Шлейф налогов

В числе первоочередных мер по корректировке сложившейся практики, в частности, называют повышение экспортных пошлин на необработанную древесину, что позволит защитить лесные ресурсы от многочисленных нецивилизованных экспортёров, а также изменение структуры экспорта лесоматериалов в пользу глубокой переработки древесины. Если переработка леса будет происходить в местах его заготовки, то удастся создать новые рабочие места, повысить уровень жизни местного населения. Кроме того, такая переориентация будет способствовать и декриминализации отрасли, поскольку криминальным структурам легче работать в сфере необработанной древесины.
В числе других причин, вызывающих потери государства, низкая рыночная стоимость леса на внутреннем рынке, внутренние цены более чем вдвое ниже экспортных. В среднем кубометр на корню стоит около 1 долл. США, а его рыночная стоимость не меньше 20-25 долл. В других странах это соотношение гораздо больше – в пределах 20-80%.У нас такая практика ценообразования сложилась исторически, с советских времён считали затраты на ведение лесного хозяйства и исходя из этого определили стоимость одного кубометра древесины на корню. А во всём мире плата устроена иначе: одна часть покрывает расходы на поддержание леса, вторая – доход государства, третья – доход территорий. Кроме того, во всём мире существует ресурсный платёж, а все остальные поступления сведены к минимуму. В российских условиях целый шлейф налогов приводит к тому, что производство становится невыгодным.
В 1993 г. Правительство РФ предпpинялo попытку приблизить систему платежей, приближённую к мировой: она предусматривала платёж зa воспроизводство лесных ресурсов плюс налог в размере 20% от стоимости древесины. К сожалению, на пути этой системы встало мощное промышленное лобби, которое заставило законодателей снизить этот налог до 5%, а затем его вообще отменить.

Сертифицировать леса

В последние годы торговля древесиной на Западе для россиян сопряжена с появлением новой проблемы: экологически продвинутые конечные потребители товаров все настоятельнее стали требовать от производителей гарантий, что лесное хозяйство, откуда взято сырьё, ведётся правильно, лес вырубается и продаётся законно, а последующие участки его переработки тоже действуют легально и в согласии с экологическими требованиями. И всё это должно быть удостоверено соответствующим клеймом.
Своеобразный выход предложили американцы. Влиятельные общественные природоохранные организации обратились к крупным фирмам, скупавшим древесину в районах, где лесам грозило истребление, с просьбой о прекращении закупок в кризисных зонах. Многие компании согласились с поставленными условиями.
В поддержку этой тенденции Всемирным фондом дикой природы был создан лесной попечительский совет (FSC), который разработал и стал продвигать в сознание лесопромышленников и торговцев стандарты сертификации, наилучшим образом соответствующие устойчивому лесопользованию. Инициаторы этого начинания утверждают, что добровольная сертификация не столь уж затратное дело. Экономисты считают, что она увеличивает себестоимость одного кубометра на 10-15%. Но при этом гарантирует уже в ближайшем будущем очевидное повышение прибыли. Не случайно о начале программы сертификации разрабатываемых лесных массивов заявили уже около 20 крупных российских лесных холдингов.

В апреле прошлого года в нашей стране создана Ассоциация экологически ответственных лесопромышленников. Её деятельность направлена на сохранение природы и устойчивое лесопользование, в частности через сертификацию FCS, на поддержание российского лесного бизнеса и продвижение отечественных продуктов лесопроизводства на международный рынок.
Пока же, в погоне за быстрейшей прибылью (или просто по инерции), лесопроизводители не пользуются мировыми стандартами, позволяющими автоматически поднять качество продукции и её цену. К тому же под боком жадные до русского леса Китай, Япония, Турция, которые платят с ходу наличными, не требуя никакого клейма на бревнах. Тем не менее России, если она хочет остаться в ряду цивилизованных стран, придётся стать на путь международной сертификации. В семи регионах страны уже прошли успешную отработку новые технологии сертификации лесного хозяйства, и этот факт внушает определённый оптимизм.

Лесные аудиторы уже в пути

Россия приступает к сертификации лесов по международной системе FCS. Сертификация пройдёт на площади свыше 2 млн. га. Для России, которая, несмотря на хищнические вырубки, имеет огромную площадь лесов, эта цифра не столь значительна. По системе FCS сертифицируются лесные участки, управляемые по критериям Всемирного фонда дикой природы. Процедура сертификации по форме немного напоминает проверку финансовой деятельности предприятия. Для начала уполномоченный аудитор должен провести экологический мониторинг лесного участка. Затем лесопользователь должен доказать, что на данном участке есть система эффективного управления лесопользованием. Иными словами, сертификация означает перевод лесного участка из дикого состояния в цивилизованное и соответственно заготовленной на нем древесины из дешёвой в дорогую. Отсутствие в полном масштабе сертификации лесов и лесопромышленной продукции наносит России значительный материальный ущерб. Не сертифицированные российские лесоматериалы на мировом рынке на 20 – 30% дешевле, чем лесная продукция других стран.

Говорят, что только освоение правил мировой торговли и вступление во Всемирную торговую организацию способны бесповоротно вписать нашу лесную отрасль в мировое хозяйство. Сейчас в Министерстве природных ресурсов РФ разрабатывается Концепция государственной лесной политики России. Она охватит весь комплекс проблем от воспроизводства лесных ресурсов до торговли лесобумажной продукцией, в том числе и экспорт. По мнению экспертов, лес наряду с нефтью и газом должен быть одной из основных статей дохода российского бюджета.
Любой специалист скажет, что нет древесины лучше, чем у сосны. Мягкая, легко обрабатывающаяся, прочная. Из сосновых брёвен можно изготовить что угодно – от телеграфного столба до оконной рамы. Ценные сосновые леса занимают в России миллионы гектаров. Национальное богатство, легкие планеты становятся тяжёлым бременем. Сосна – главная древесная порода России. Одна из самых неприхотливых и быстрорастущих. Возраста спелости достигает в 140 лет. Успеет ли вырасти?

О. ПОДОСЁНОВА,
собкор по Уральскому
федеральному округу.