zagrjaznenie prirody

Загрязнитель платит

За что, кому, как и сколько?

– А закон-то этот чиновники или ученые придумали?- Чиновники, наверное…- Вот и я так думаю: ученые-то сперва на собаках бы испытали…

Старый анекдот

Остались, вроде бы, позади треволнения, связанные с введением экологического налога. От налогового принципа (означающего в данном случае усиление бюрократизации с целью пополнения бюджета) отказались, приняли твердое решение о создании отдельного закона, устанавливающего платежи в зависимости от конкретной меры воздействия на природу. Закон разрабатывается.

Причем сразу тремя структурами: МПР России, Госдумой и Торгово-промышленной палатой РФ.МПР России – понятно, охрана природы, а значит, и компенсация за воздействие на последнюю относятся к его компетенции. Госдума – понятно, законотворчество – ее профиль. А ТПП РФ почему?На одном из мероприятий, проводимых по горячим следам йоханнесбургского саммита, Председатель комитета по устойчивому развитию и экологии ТПП РФ С.М. Алексеев сказал слова, как нельзя лучше отвечающие на этот вопрос: “Бизнес должен идти не в фарватере политики по реализации принципов устойчивого развития, а принимать непосредственное участие в формировании этой политики, поскольку именно деловой сфере, предприятиям-природопользователям с их конкретными действиями принадлежит определяющая роль в реальном состоянии каждой территории и страны в целом”.

Или, говоря совсем уж понятным языком: законы пишут одни, а живут по ним, увы, другие. И этим “другим” далеко не безразлично, по каким правилам их заставят играть завтра. Если 10 лет назад бизнес открещивался от подобных вопросов (ходячая фраза “у нас выбросов (сбросов, отходов) нет!”), то теперь ситуация принципиально иная. Сегодня деловые круги хорошо понимают, что от природоохранных вопросов голову в песок не спрячешь, да и не нужно этого делать; природопользователи, особенно крупные, готовы вести свою деятельность в соответствии с природоохранным законодательством. Но конструктивный диалог сводится, собст-венно, к следующему: мы, бизнес, со своей стороны, соблюдаем законы; вы, власть, со своей стороны, пишете эти законы так, чтобы по ним можно было жить. В противном случае мы по этим законам жить не сможем по той простой причине, что это невозможно.

Пример из жизни: представитель РАО “Бумпром” Р.Я. Княжевский сообщил, что в том случае, если будет принят проект федерального закона “О плате за негативное воздействие на окружающую среду”, разработанный МПР России, экоплатежи по целлюлозно-бумажной отрасли возрастут в 10 раз, что лишит предприятия отрасли возможности вкладывать деньги в природоохранные мероприятия (а деньги, перечисленные в качестве платежей, как известно, уйдут в закрома Родины, сиречь в бюджет). Был сделан расчет для одного из “бумажных” предприятий: оказалось, что экоплатежи составят 6-7 тыс. руб. на тонну производимой продукции при цене на эту же тонну продукции 350-400 долл. США. Душевно?Но, впрочем, обо всем по порядку. Данное сообщение, как и множество других интересных сообщений, было сделано в ходе общественных слушаний “Альтернативный проект федерального закона “О плате за негативное воздействие на окружающую среду”. Общественные слушания проводились в Торгово-промышленной палате РФ и по ее же инициативе, председательствовал С.М. Алексеев.На слушаниях присутствовали представители крупнейших компаний-природопользователей, представители Госдумы и ряда министерств.

Общий смысл выступлений сводился к следующему: давайте сделаем так, чтобы прошел вариант ТПП РФ, объединенный с вариантом Госдумы (обе стороны высказали готовность к диалогу).А чем не мил собравшимся вариант МПР России? Тем, что он очень похож на приснопамятное 632-е Постановление Правительства России, базируется на том же “среднепотолочном” нормировании и нисколько не стимулирует предприятия “быть хорошими”. Но тот подход, который, наверное, был оправдан 10 лет назад, сегодня вряд ли принесет добрые плоды. Как показала и работа над Киотским протоколом, и саммит в Йоханнесбурге, нигде в мире принцип “загрязнитель платит” не привел к желанному результату и сегодня обретает силу другой подход – стимулирование перехода на наилучшие технологии.Именно это принцип старалась положить в основу своего варианта рабочая группа, создававшая вариант ТПП РФ. Конечно, его еще дорабатывать и дорабатывать. Но есть в нем очевидные преимущества, которые могут принципиально изменить ситуацию.

Давайте подумаем: что такое “платежи… в пределах допустимых воздействий”? Это когда предприятие платит за ту часть своих выбросов и сбросов, которые остаются в пределах ПДК и, следовательно, вообще никакого вреда никому и ничему не наносят. Но в таком случае должен ли джентльмен платить за разбитое зеркало, если он его не разбивал?В варианте ТПП РФ не предусмотрена плата “в пределах норматива”. Оплачивается только то, что оказывает негативное воздействие, т.е сверхнормативные и неразрешенные сбросы, выбросы, размещение отходов.

Могут возразить: сегодняшняя система нормирования такова, что “укладывает” в пределы ПДК даже очень большие по валу выбросы. Да, это так. Но необходимость принципиальных изменений в системе нормирования давно не вызывает ни у кого сомнений, а вариант ТПП мог бы “закрыть” собой период перехода. Так это временная мера? – спросите вы. В какой-то степени да, но это разумнее, чем создавать новый закон на базе изживших себя понятий.Для исчисления платежей предлагается не весь классификатор химических соединений, существующих на планете, а ограниченный список загрязняющих веществ, действительно вредных для окружающей среды. Это важно: ведь чем экзотичнее вещество, тем дороже анализы и меньше вероятность, что они точны. В итоге нередки ситуации, когда для исчисления копеечной платы за микроскопические количества чего-нибудь эдакого предприятие вынуждено нести многотысячные затраты на установление “чего и сколько”.Ставки платы предлагаются достаточно высокие, но значение повышающего коэффициента – не 5 и не 25, как раньше, а только 2. Да и сами эти ставки применяются исключительно к нарушителям, как уже говорилось выше, а тех, кто природу бережет, размер ставок никак не коснется. Согласно предлагаемому варианту деньги, взимаемые в бюджет как плата за негативное воздействие, могут расходоваться только на природоохранные мероприятия. А чтобы стимулировать природоохранную деятельность самих предприятий, предусмотрен механизм перезачета реально понесенных в ходе этой деятельности затрат, предложен и перечень мероприятий, подходящих под определение “природоохранные”.

Плата за размещение отходов вносится только за размещение отходов и там, где отходы размещаются, а не там, где образуются, как это делалось до сих пор (пример: за то, что Московская область задыхается от столичных отходов, денежки получает почему-то… Москва!).Немного о варианте Госдумы. По духу он близок к варианту ТПП, кроме того, в нем есть такие новации, как нулевые нормативы для некоторых веществ – то есть, выбрасываемые особо вредные вещества априори являются сверхнормативом. Присутствует возможность распространения принципов платы на другие виды вредного воздействия. Но в этом и коренное различие: вариант ТПП, более узкий, представляет собой проект закона прямого действия (а именно таким законам отдается предпочтение там, где дело касается финансового обременения), вариант Госдумы, более широкий, требует различных подзаконных актов, в том числе связанных со сменой парадигмы всей системы нормирования, а это дело не одного года.

Словом, если бы объединить эти два варианта, взяв из каждого наиболее ценное, да еще посоветоваться с Мин-экономразвития России, хорошо получилось бы.

Ольга Вишнякова