ДЕЛЬФИНЫ ТОЖЕ ПЛАЧУТ

Экологические проблемы Азова остаются острыми – отметили учёные Украины и России, принявшие участие в обследовании бассейна. Зарегистрирован резкий рост водорослей. Разлагаясь, они потребляют растворённый в воде кислород. Очередным серьёзным предупреждением нам стали массовые заморы бычка в прошлом году.

Меняется гидрохимический состав воды, в которую попадает всё больше промышленных и бытовых стоков и всё меньше пресной воды из рек. По данным учёных, в Азов ежегодно попадает 35 тыс. т нефтепродуктов, 10 тыс.т тяжёлых металлов, пестициды и другие удобрения с полей. Многие виды рыб находятся под угрозой исчезновения – так считают и в украинском Азово-Черноморском НИИ морского рыбного хозяйства и океанографии, и в российском Азовском НИИ рыбного хозяйства. Даже запасы мельчайшей тюльки сократились в сотни раз, что уж говорить об осетровых и судаке.Продолжает сокращаться численность дельфинов, которых когда-то в Чёрном и Азовском морях были миллионы. Жёсткими методами вёлся их отлов, ибо считалось, что из-за дельфинов без добычи остаются экипажи сейнеров. В итоге – ни рыбы (количество её промысловых видов уменьшилось с 30 до 6), ни дельфинов.По переписи 1975 г. насчитывалось 150 тыс. афалин и 500 тыс. азовок, по переписи 1995 г. соответственно 7 и 10 тыс. Теперь (увы!) пора переходить на сотни. Хотя можно сделать скидку на то, что цифры условны: количество дельфинов определялось умножением обследованных районов на общую площадь бассейна. Но когда считать нечего, как ни считай – радости мало. Так утверждают эксперты по морским млекопитающим Министерства экологической безопасности Украины, лаборатории биотехнологических разработок в экологии, медицине и аквакультуре Крымского медицинского университета имени С. Георги-евского, создавшие фонд спасения дельфинов. Фонд есть, денег нет.Ныне Национальная академия наук Украины и Российская академия наук разрабатывают очередную программу совместных действий по защите наших “братьев по разуму”, как мы привыкли их называть. Но уже принимали суперпрограмму в 1994 г., в которой было предусмотрено всё: от создания заповедных акваторий до системы реабилитации и возвращения в природную среду обитания больных и пострадавших в результате человеческой деятельности дельфинов. Программа осталась программой, а жизнь – жизнью.У дельфинов всё, как у людей. Смертность перекрывает рождаемость. Мёртвых млекопитающих находят всё чаще, иной раз по десятку, как на Азовском побережье Ленинского района Крыма. Их шустро растаскивают по подворьям для откорма свиней местные жители, так что и здесь точной цифры никто не знает.Учёные выявили новые болезни дельфинов, механизм возникновения которых неизвестен. Опасный вирус ослабляет их иммунную систему и губит за короткий срок. У самоубийц, выбросившихся на Крымское побережье, кожа в язвах, поражены внутренние органы.

Дельфины плачут о своей трагической участи. В прямом смысле. Правда, гидробиологи заверили нас, что обильные слёзы – это защита от химических соединений, растворённых в воде. Но нам как-то понятнее первая версия, трогающая сердце и душу.

Владимир КУКОВЯКИН, Николай ПУГОВИЦА, Крым