Дневник наблюдений : липа и тритон

24 ИЮЛЯ (запись 26 августа)

triton

Солнечно и жарко, с облаками. В  лесу  исключительно  душно.

Пошли снова к липе. Почти сразу же прямо передо мной  вылетела  и

села на широкий лист самка $Damora sagana, целая и  переливающая-

ся, и даже дала сделать  один  кадр.  После  этого  она  унеслась

прочь. Далее в лесу встретил свежую E. aethiops и  долго  пытался

снять, но она была очень осторожна и перелетала на довольно боль-

шие расстояния. Снял куст $Daphne mezerium, возможно, тот же, что

и в 1989 г. Мы прошли в липы по гребню примерно до места  майской

стоянки, собирая пробы, потом спустились к ручью и по нему верну-

лись. Недоходя до лип на гребне, под  разреженными  осинами,  Оля

покосила черным сачком по траве и нашла  много  Symphipilonae.  В

липах такой нормальной траы (сныть и пр., описание есть) более не

встретилось. Интересные наблюдения – здоровый подрост липы встре-

тился на хвое под большим кедром, очевидно, это единственное мес-

то, где ему не препятствует травостой. Здесь неподалеку сфотогра-

фировал $Polystichum braunii. По дороге  назад  взяли  пробы  под

осиной недалеко от лип. Делая описания,  мне  бросилось  в  глаза

резкое увеличение флористического разнообразия травостоя.  Верну-

лись к лагерь часов в  17-18,  насколько  я  помню.  От  кострища

вспугнули двух очень свежих $E. aethiops. Одну из них я долго пас

неподалеку в долине ручя и сделал несколько кадров.

Перешли через Теш и пошли назад, перед садами поймал еще од-

ного L. helmannii, снова целого и серого, как и тот.  Идя  далее,

увидел $A. urticae, которая села на ветку ивы к  сидящей  на  ней

другой особи и “лезла к ней”, т.е. подползла вполтную  и  двигала

крыльями, что я заснял. Первалили  через  гребень,  спустились  к

станции. Луга почти не скошены. Здесь снова снимал $Veratrum nig-

rum.

 

25 ИЮЛЯ (запись 26 августа)

Приехал в Новосибирск. Оказалось, что вывелись самец и самка

P. nomion из Даурии. Перед тем, как совсем уйти на работу, загля-

нул в банку и увидел там третью самку, бегающую с нерасправленны-

ми крыльями. Пришлось сажать ее на палочку, на которой она далеко

не сразу успокоилась, и снимать  расправление  крыльев.  До  него

ждать пришлось довольно долго, минут, думаю, десять –  совсем  не

так, как у перломутровок, у которых крылья уже наполовину распра-

влены в момент выскальзывания из куколки. Это, несомненно, связа-

но с необходимостью аполлону выбраться из своего земляного  коко-

на. Обе пленки кончились в начале расправления крыльев. Снова ви-

жу, что нерасправленные крылья аполлонов  желтые.  Очевидно,  это

просвечивает гемолимфа.

С утра довольно пасмурно, дальше не помню.

(Запись про тритона 12 октября, однако все было именно  так,

запомнил хорошо) Захотел сфотографировать личинку тритона, но  не

обнаружил ее в лоханке, хотя тщательно перебрал всю ряску. Я  за-

подозрил неладное, но чудом нашел тритона, прошедшего метаморфоз,

сидящим свернувшись вдвое вдоль стыка подоконника и  стены  сразу

под кондиционером (он, естественно, не  работает).  Он  чудом  не

свалился и не засох. Он оказался вполне активным, ползал, припод-

нимался на вытянутых ногах, открывал пасть. Из воды  в  маленькой

чашке Петри решительно выбирался. Посадил его в стакан  с  важным

вермикулитом/керамзитом, чашкой Петри с водой и двумя сухими лис-

тьями березы. Подложил нескольких помятых дрозофил. Мы  наблюдали

более часа, как он неподвижно смотрел в сторону ближайшей  дрозо-

филы, потом делал шаг туда, потом снова, в конце концов  подходил

в упор к чистящейся, т.е. беспрестанно шевелящейся, мухе, а потом

проходил дальше, иногда – привлеченный  движением  мухи  поодаль.

Одновременно и завораживающее, и выводщее из себя зрелище,  какая

это философски-бестолковая и неторопливая амфибия.  Назавтра  это

повторилаось, еще через несколько дней с не большим эффектом дали

ему личинок. Вообще же его можно было  найти  или  под  листьями,

или, чаще, между стенками чашки Петри и стакана, потревоженный  –

начинал ходить, но, очевидно, так ничего и не ел.  Он  равномерно

серый, очень тонкий, видеть  столь  крошечное,  почти  прозрачное

позвоночное – очень странно.