Мифы и реальности осетровых

osetrovyeПестрят в последнее время заголовки центральных газет осетровой тематикой. Понятна общая обеспокоенность о сокращении численности этих древнейших рыб по всему ареалу. Россия, обладающая запасами осетровых от своих западных границ и до восточных рубежей, по праву считается государством, в акваториях которого сосредоточено практически 90% мировых их запасов. Из 28 известных науке осетровых в нашей стране обитает 12. В их числе такие гиганты, как калуга и белуга, достигающие в длину более 4 м, весом превышающие 1000 кг, а также сахалинский осётр с малочисленной популяцией, одиночные особи которой до сих пор встречаются в р.
Основными промысловыми бассейнами осетровых до последнего времени являлись Каспийское и Азовское моря, обеспечивающие ежегодный улов до 40 тыс. т севрюги, русского осетра и белуги.
Влияние антропогенных факторов, а также биологическое <загрязнение> Азовского моря гребневиком-мнемиопсисом (вселенцем из Атлантики) послужили причиной принятия в 2000 г. российско-украинской Комиссией по рыболовству в Азовском море решения о полном прекращении коммерческого промысла осетровых.
Существенно сокращены общие допустимые уловы (ОДУ) по осетровым видам, принимаемые в рамках Комиссии по водным биоресурсам Каспийского моря (участники Комиссии: Азербайджан, Казахстан, Россия и Туркмения) до 500 т в 2001 г. в Каспии. Следует отметить, что Иран, не являясь членом указанной Комиссии, в одностороннем порядке принимает решение и добывает около 1000 т осетровых, ведя морской их промысел, от которого остальные прикаспийские государства отказались ещё в 1962 г. Другими словами – Иран ведёт узаконенный им самим государственный браконьерский лов осетровых. Вылов проводится на 54 морских участках, расположенных на миграции. Причём Иран добывает в Южном Каспии и шипа, занесённого Азербайджаном в республиканскую Красную книгу, недостаточно занимаясь искусственным воспроизводством.
В недавние времена Каспий практически считался килечно-осетровым водоёмом. До 500 тыс. т кильки и более 28 тыс. т осетровых добывалось в нём в конце 70-х г. До революции Каспийское море давало более 60% общего улова рыбы в России. В годы Гражданской и Великой Отечественной войн рыбные богатства Каспия оставались практически единственным источником снабжения рыбной продукцией армии и населения.
Необходимо также отметить, что побережье и акватория Каспия служат одним из основных в Евразии регионов массового обитания водоплавающих и околоводных птиц. Через Каспийское море ежегодно мигрирует 5-6 млн. птиц, зимует от 3 до 5,5 млн. уток, гусей, лебедей и лысух, то есть более 50% всего их поголовья, остающегося на зимовку в пределах бывшего СССР. Естественно, что от условий обитания, наличия кормовой базы, и в первую очередь рыбных ресурсов, зависит численность птичьих популяций, населяющих территории многих стран Европы и Азии.
В одном из номеров газеты (№ 26 (81), июнь 2001 г.) сообщалось о периодическом колебании уровня Каспийского моря, о загрязнении стоками впадающих рек, нефтяном загрязнении и их последствиях. Немаловажно и постигшее Каспий биологическое <загрязнение>. Знакомый нам по Азову гребневик-мнемиопсис проник и в Каспийское море. Его ли неосторожное <вселение>, нефтяное и промышленное загрязнение или же всё в сумме привело в этом году к массовой гибели килек, сельдей, а также к вспышке заболеваний и повышенной смертности каспийского тюленя.
Сценарий Азовского моря повторяется. Гребневик и антропогенные факторы привели к деградации запасов азовской хамсы и тюльки. В Азове гибли дельфины, до катастрофической численности упали запасы осетровых, и особенно белуги. Как быть с Каспием?
Приходится надеяться только на низкую солёность северной, наиболее продуктивной части Каспийского моря. Солёность в 1-2%о (промилле) губительна для мнемиопсиса и не даст вселенцу <захватить> рыбий детский сад и ясли, как называют специалисты Северный Каспий, объявленный ещё в середине 70-х гг. заповедной зоной.
Проникновение на Каспий иностранных нефтяных компаний, обещавших прикаспийским странам сделать из них новый Кувейт или ОАЭ, а ещё больше финансовые потоки, поддерживающие легенды о безоблачном нефтяном будущем, привело к непоправимому. Чёрное золото затмило чёрную икру. Арабских эмиратов не получилось, зато через ОАЭ, как, впрочем, и через Турцию, в Европу и Америку огромными партиями начала экспортироваться икра осетровых, добытых нелегальным способом. Например, Турция в 1996 г. экспортировала в Европу более 120 т икры, несмотря на то что в её водах осетровые практически не водятся. Через ОАЭ в Северную Америку ежегодно поставлялось 10-20 т икры каспийского происхождения.
Попытки рыбохозяйственных ведомств прикаспийских государств создать механизм международного сотрудничества в сфере сохранения и неистощительного использования водных биологических ресурсов Каспия не привели к окончательному результату. Согласованный пятью странами с некоторыми оговорками, касающимися правового статуса Каспия, ещё в 1995 г. проект соглашения о сохранении и использовании биоресурсов Каспийского моря так и не был подписан.
В одностороннем порядке прикаспийские страны начали раздел акватории Каспия, то объявляя свой национальный сектор, то устанавливая 12-мильные территориальные воды.
<Углеводородная цепная реакция> отсекла другие проблемы, и в первую очередь биоресурсные. Практически за 5-6 лет легальные уловы каспийских осетровых снизились в 4 раза, нелегальные возросли. Тем более что торговать чёрной икрой под лозунгом <Долой монополию> взялись люди далеко не рыбной профессии.
Мировой рынок захлестнула чёрная икра низкого качества и сомнительного происхождения.
Первыми тревогу забили международные организации, связанные с сохранением редких и исчезающих видов флоры и фауны. В 1997 и 1998 гг. были проведены мероприятия в рамках СИТЕС, Конвенции о сохранении мигрирующих видов диких животных (Боннская Конвенция) и других международных организаций с целью противостоять процессам деградации каспийских экосистем и сохранить осетровых путём ограничения торговли, сотрудничества стран бассейна в области изучения, воспроизводства, сохранения и рационального использования рыбных запасов Каспийского моря.
Секретариат Боннской Конвенции предложил прикаспийским странам присоединиться к международному соглашению о мигрирующих видах или же присоединиться к ней без членства, выполняя положения и решения указанной конвенции. Этот наиболее <мягкий> вариант сотрудничества под контролем Секретариата оказался невостребованным по причине специфики сложившихся и складывающихся нелёгких отношений пяти прикаспийских государств.
И даже предложение заключения прикаспийскими странами в рамках Боннской Конвенции специализированного соглашения по осетровым не было принято, так как нецелесообразно сотрудничать в сохранении отдельных популяций рыб, даже таких ценных, как осетровые, без сотрудничества по управлению биоресурсами Каспия в целом.
В 1999 г. ЕС-ТАСИС предпринял очередную попытку разработки механизма регионального сотрудничества по водным биологическим ресурсам Каспийского моря. Следует отдать должное разработчикам, трудившимся в рамках Каспийской экологической программы (КЭП), которые за основу разрабатываемого проекта взяли завизированный прикаспийскими государствами вариант 1995 г.
Разработанный международными экспертами КЭП <академический> проект Соглашения о создании Комиссии по сохранению и использованию водных биоресурсов Каспийского моря привлекает внимание тем, что не содержит положений, формулировок, норм и неприемлемых по тем или иным причинам для ряда прикаспийских государств. В этом же и его слабость. Попытки создания действенного механизма международного сотрудничества ограниченного плана приведут к принятию Комиссией, образованной в рамках указанного соглашения, номинальных, ничем не подкреплённых, и в первую очередь законодательством прикаспийских государств, решений.
Таким образом, работа Комиссии (финансирование которой на первых порах станет осуществляться из международных фондов) будет сведена к подготовке только рекомендаций. Выполнять их, например, в части установления ОДУ или осуществления межгосударственного инспектирования без чётких определений, прописанных в соглашении, вряд ли удастся. Тем более что статьёй 21 проекта предусмотрено: <Стороны берут на себя ответственность принимать необходимые меры, включая законодательные:>. На практике ни одно из государств не будет подгонять своё внутреннее законодательство и тем более Конституцию под решение Комиссии.
Следующий слабый момент проекта – попытки подогнать функции Комиссии под существующие аналогичные образования в Тихоокеанском, Индийском и других морских бассейнах, где с середины 70-х гг. установлен режим 200-мильных зон.
Для Каспия более приемлемы решения, принимаемые государствами бассейна озера Чад или озера Танганьика. Также неприемлемым является включение в проект ряда положений, касающихся правил процедуры создаваемой Комиссии и её рабочих органов. Проще принять их на первом заседании Комиссии и не загромождать соглашение. Для продолжения работы с указанным проектом делегации Азербайджана, Ирана, Казахстана и России в середине июня в Женеве на совещании <Ресурсы осетровых рыб Каспия> заявили о готовности совместного рассмотрения существующих двух проектов соглашений – Прикаспийского и ЕС-ТАСИС. Однако, по непонятным причинам в конце июня прикаспийские государства получили уведомление от руководства КЭП о проведении 3-4 июля в Баку встречи для подписания соглашения о создании Комиссии по сохранению и использованию водных биоресурсов Каспийского моря… Естественно, за четыре рабочих дня практически невозможно выполнить внутренние процедуры для получения соответствующего решения Правительства на подписание международного договора в любом из государств. Для урегулирования положения представляется целесообразным:
– на рабочей группе по разработке правового статуса Каспийского моря, образованной на уровне заместителей министров иностранных дел прикаспийских государств, дать поручение руководителям рыбохозяйственных ведомств региона доработать проект с участием представителей международных организаций и фондов ПРООН, ЕС-ТАСИС, ГЭФ, принимая во внимание и их наработки;
– подготовить соответствующие предложения для достижения договоренностей на высшем уровне (например, во время запланированной на 26-27 октября в Ашхабаде встречи) о проявлении доброй воли прикаспийских государств в сфере сохранения и неистощительного использования рыбных ресурсов Каспийского моря;
– консолидировать средства, выделяемые международными организациями, для решения главной задачи – защиты водных биоресурсов Каспия и их уникальных представителей – осетровых в условиях интенсивной разведки и разработки углеводородов каспийского дна. Тем более что проект ГЭФ планируется осуществлять до 2003 г.
Взять инициативу в свои руки – важная задача всех прикаспийских государств. Управлять процессом, а не зависеть от решений, принимаемых далеко от акватории древнего Каспия.
И всё-таки надежда умирает последней. В эту весеннюю путину рыбаки Казахстана поймали белугу весом 1110 кг. Рыбу отпустили, так как по древнему рыбацкому обычаю рыбная царица, возвращённая в свою стихию, принесёт удачу и новые богатые уловы.
Прекрасная традиция:

И.В. МИХНО.