Водопользование: наука управлять или управление наукой?

vodopolzovanie v rossiiРациональность использования любого рода природных ресурсов в природопользовании- дело не последнее. И что может определить критерии рациональности использования такого ресурса, как вода, кроме науки?

Мы продолжаем наш разговор с директором РосНИИВХ, доктором технических наук, профессором А.М. Черняевым и его заместителем, кандидатом технических наук А.Н. Подустом. На этот раз мы подошли к теме научного обеспечения государственной службы водного хозяйства.
– Как Вы оцениваете сегодняшнее положение дел с научной организацией и научным сопровождением управленческих подразделений Министерства природных ресурсов Российской Федерации в части рационального использования и охраны вод?
– В настоящее время управление наукой в МПР России характеризуется рядом особенностей и проблем. Поставленные перед Министерством задачи, безусловно, являются наукоёмкими. Принятие соответствующих управленческих решений требует всестороннего их обоснования, научного и информационного обеспечения, а также прогноза последствий их реализации. Значительная часть управленческих решений в той или иной степени связана с реализацией крупных проектов по водопользованию и природопереустройству, последствия которых, как правило, практически неустранимы. Это резко повышает уровень ответственности лиц, принимающих такие управленческие решения, и повышает актуальность вопроса о создании эффективной системы научной поддержки принятия решений.
В последние несколько лет был принят ряд постановлений коллегии МПР России и приказов Министерства по вопросам совершенствования научной и научно-технической деятельности, в том числе в области водопользования. Однако многие из них остались невыполненными.
Главная проблема сейчас заключается в том, что, несмотря на принятые меры, сохраняется разобщённость в деятельности управленцев и учёных, то есть органов государственного управления и подведомственных научных организаций. Это проявляется, прежде всего, в недостаточно выраженной заинтересованности, а иногда и в недостаточной готовности структурных подразделений Министерства в получении и использовании конкретной научной продукции. Очевидной также является слабая востребованность управленцами научных разработок, как ни странно, даже таких, как уже подготовленные по заказу МПР России методические и инструктивно-технические документы.
До настоящего времени не удалось найти конкретные формы и методы эффективного использования научных результатов на практике, которые были бы адекватны современной ситуации и новым условиям.
Следствием всего этого является недооценка роли научной инфраструктуры Министерства, что снижает устойчивость процесса научного обеспечения органов государственного управления и увеличивает риск принятия недостаточно обоснованных в научном и информационном плане управленческих решений.
С другой стороны, имеется ряд проблем, связанных с необходимостью повышения качества самих научных разработок. Для этого требуется, прежде всего, существенное изменение порядка организации и координации научно-исследовательских и конструкторских работ, а также обеспечение полноценного финансирования подведомственных научных организаций, выполняющих поставленные перед ними задачи по научному обеспечению деятельности МПР России и его территориальных органов. Важными также являются вопросы совершенствования планирования научно-исследовательских и конструкторских работ, которые должны увязываться с общими задачами по стратегическому планированию в сфере деятельности МПР России.
– Давайте по порядку, как должно происходить планирование направлений научной деятельности?
– Планирование научно-исследовательских работ должно осуществляться с учётом двух аспектов. Прежде всего, речь должна идти о научном обеспечении решения Министерством крупных задач народнохозяйственного значения. Конкретные задачи в сфере государственного управления водными ресурсами подлежат формулированию и обоснованию в рамках государственного доклада о состоянии водных ресурсов в Российской Федерации (в настоящее время пока не издаётся). Указанный государственный доклад сам по себе следует рассматривать как важный элемент стратегического планирования, осуществляемого МПР России.
Во-вторых, планирование научно-исследовательских работ должно осуществляться в целях решения задач по научному обслуживанию текущей деятельности подразделений центрального аппарата МПР России и его территориальных органов. Эти работы неразрывно связаны с работами, которые выполняют научные организации по формированию фонда государственных информационных ресурсов в сфере изучения, использования, охраны и восстановления водных ресурсов.
Вообще, планирование должно базироваться на основе соответствующей государственной политики и государственной стратегии. Что касается сферы водопользования, то здесь следует отметить наличие утверждённой МПР России в 1999 году <Концепции государственной политики в сфере использования, восстановления и охраны водных объектов>. Обратите внимание – государственная стратегия пока отсутствует. Это в значительной мере облегчает задачу перспективного планирования научных исследований.
В 2001 году планирование научно-исследовательских и конструкторских работ в МПР России осуществлялось в соответствии с новым порядком на основе формируемого Министерством государственного заказа. В рамках этого заказа планировалось выполнение научно-исследовательских работ как фундаментального, так и прикладного характера. Приоритетные направления формировались в соответствии с заданиями научно-технических разделов федеральных целевых программ.
Эта схема на первый взгляд представлялась достаточно логичной. Однако она оказалась не лишена некоторых существенных недостатков.
Во-первых, имеется большой временной разрыв между планированием научно-исследовательских работ в процессе составления указанных выше разделов ФЦП и началом реального их финансирования, что связано с длительностью процесса разработки и утверждения ФЦП. Во-вторых, не секрет, что при разработке и утверждении федеральных программ присутствует элемент конъюнктуры. Например, помимо ФЦП, имеющих действительно федеральный уровень, утверждаются и ФЦП, направленные на решение проблем отдельных территорий (Самарская, Оренбургская области). Кроме того, постоянно изменяется ситуация с системой ФЦП в целом. Помимо утверждения новых программ, происходит их объединение и укрупнение, что связано с периодическим критическим переосмыслением данного вопроса в правительственных структурах. Наконец, действующими ФЦП охватывается далеко не весь спектр поставленных перед МПР России задач в области государственного управления использованием и охраной водного фонда.
Главный же недостаток связан с тем, что целенаправленное решение конкретной проблемы в рамках государственных программ должно осуществляться на основе заранее выбранных научных, технических, организационных и иных решений. Вместо этого разработчиками целевых программ предлагается в ходе реализации программы, по сути, осуществлять научные исследования, которые по определению имеют значительный элемент неопределённости в получении конечного результата и не гарантируют заранее требуемого достижения целей программы и эффективность бюджетного планирования.
Такой подход к разработке и реализации целевых программ можно рассматривать как подмену понятий. Вполне возможно, что это является одной из основных причин того, что выполнение большинства ФЦП осуществляется неудовлетворительно. Более того, это в значительной степени дискредитирует сам программно-целевой подход.
В связи с этим применительно к реализации ФЦП предлагается говорить не о выполнении фундаментальных исследований и прикладных научно-исследовательских работ по широкому фронту работ, а о научном сопровождении выполнения федеральных целевых программ и научном обеспечении деятельности органов управления программой. Под этим необходимо понимать в первую очередь выполнение работ по совершенствованию системы управления программными мероприятиями, формированию соответствующей нормативно-методической и информационной базы и т.п.

Например, для реализации программы <Возрождение Волги> и других целевых программ восстановления водных объектов важнейшее значение имеет совершенствование системы нормирования водопользования и связанной с ней системы нормативов платы за водопользование. В целом речь идёт о совершенствовании системы экономико-правовых отношений, которая обеспечивает привлечение инвестиций из внебюджетных источников в объёмах, необходимых и достаточных для обеспечения рационального использования и сохранения водно-ресурсного потенциала страны и её регионов. Тем не менее данным вопросам в настоящее время уделяется недостаточное внимание.
– Каким же образом можно повышать эффективность научной деятельности?
– В целом, в части развития научной сферы МПР России более правильным, на наш взгляд, является планирование и выполнение научно-исследовательских работ на основе соответствующей отраслевой научной программы. Программа должна быть нацелена в первую очередь не на выполнение ФЦП, а на решение поставленных перед МПР России и его территориальными органами задач по государственному управлению. В их числе: изучение водных ресурсов, оценка водно-ресурсного потенциала, разработка государственной политики по рациональному его использованию и сохранению, а также разработка среднесрочных и долгосрочных прогнозов состояния водных ресурсов.
В рамках научной программы не исключается тем не менее и получение базовых научно-технических решений, организационно-правовых, экономико-правовых и иных решений, которые в последующем должны ложиться в основу разработки и выполнения соответствующих ФЦП.
Научная отраслевая программа должна быть среднесрочной и рассчитана как минимум на 3-5 лет. Это позволит избежать той фрагментации и непоследовательности в проведении научно-исследовательских и конструкторских работ, а также мелкотемья и распыления средств, которые ещё присутствуют в МПР России, и обеспечить планирование и завершение циклов работ. Ежегодный государственный заказ на научно-исследовательские и конструкторские работы должен формироваться на основе указанной программы с внесением в неё необходимых корректировок, связанных с изменением ситуации в сфере деятельности МПР России и изменением текущих приоритетов государственной политики.
Немаловажно отметить, что критикуемый выше подход к планированию научно-исследовательских и конструкторских работ с ориентацией на поддержку выполнения ФЦП страдает и таким недостатком, как отсутствие чётко выраженной позиции Министерства по поддержке инноваций. В то же время в соответствии с действующим законодательством Российской Федерации к задачам государственных органов в сфере государственной научно-технической политики относится и поддержка инновационных проектов, дающих возможность осуществления научно-технических прорывов.
Следует подчеркнуть необходимость соблюдения тех принципов финансирования научной деятельности, которые закреплены в федеральном законодательстве, причём не только на основе формирования государственного заказа. Финансирование должно осуществляться на основе сочетания финансовой поддержки государственных научных организаций и целевого финансирования на конкурсной основе конкретных научных, научно-технических и инновационных программ и проектов. Финансовая поддержка должна преследовать цели и своевременной модернизации научно-экспериментальной и информационной базы отраслевой науки, развития её кадрового потенциала и т.п.
Вопрос об устойчивом финансировании отраслевой науки – принципиальный. Он связан с другим принципиальным вопросом, который можно сформулировать так: <Как МПР России планирует использовать свой научный потенциал? Сколько Министерству необходимо подведомственных научных организаций, которые оно способно гарантированно обеспечить устойчивым финансированием?>
Серьёзность этого вопроса можно иллюстрировать на примере РосНИИВХ. В течение последних лет институт устойчиво работал в рамках государственного заказа и выполнял научные работы по актуальным вопросам в виде циклов исследований. Один из циклов завершён изданием в 1999-2001 гг. десятитомной монографии научно-энциклопедического характера по проблемам использования и охраны водных ресурсов и развития водного хозяйства России.
Однако в текущем 2001 году институт, который, я особо это подчёркиваю, является, по сути, единственной дееспособной научной организацией водной направленности, оказался в катастрофическом положении по причинам как объективного, так и субъективного характера. Неспособность (или нежелание) со стороны Министерства обеспечить институт финансированием выяснилась в мае 2001 года, когда предпринимать что-либо для выправления положения было уже весьма затруднительно.
Такого рода нарушения устойчивости в финансировании отраслевой науки грозят разрушением научного потенциала отрасли и самыми неблагоприятными последствиями в решении задач по научному обеспечению деятельности Министерства.
На текущий год научный потенциал РосНИИВХ со стороны МПР России используется лишь на 20%. Фактически без работы на отрасль и без заказов Министерства оказались все научные подразделения и дочерние предприятия.
Подчёркиваем: институт РосНИИВХ со своей разветвлённой сетевой структурой формировался специализированно для научного обеспечения водной службы России. Полагаем, что в последующем к сохранению научного потенциала отраслевой науки следует относиться со всей ответственностью.
Для наиболее полного использования апробированных на практике механизмов саморегуляции науки необходимо значительную часть работ по планированию, организации и координации научно-исследовательских работ по научной отраслевой программе возложить на специально выделенные для этого головные научные организации (как минимум по одной по каждому направлению деятельности МПР России). Головным научным организациям должна быть также поручена работа по организации и проведению научной экспертизы планов и программ научно-исследовательских работ и результатов их выполнения.
– Вы затронули так называемые болевые точки водохозяйственной науки. А что касается организации самого исследовательского процесса:
– Рассматривая вопросы организации научно-исследовательских работ, необходимо отметить важность правильного решения вопроса о формировании подразделений Министерства, курирующих научную сферу.
Министерство, как известно, имеет многоотраслевую структуру. И организация работ по формированию содержательной части госзаказа на научно-исследовательские работы должна осуществляться под руководством руководителя этой службы.
В организации научной деятельности и научного обслуживания, независимо от отраслевой направленности, много общего. Это и научно-методический подход к постановке и проведению научно-исследовательских работ; создание организационно-правовой и нормативно-методической базы для проведения научной деятельности; экспертиза научных результатов; формирование и обновление научно-экспериментальной базы; организация аккредитации научных учреждений и многое другое. Поэтому в составе центрального аппарата целесообразно иметь соответствующее структурное подразделение, к примеру, Департамент науки, выполняющее специальные задачи по общеотраслевому руководству наукой и подчиняющееся непосредственно Министру (или его заместителю).
Департамент науки должен включать 4 отраслевых отдела (по количеству отраслевых служб Министерства), укомплектованных соответствующими специалистами.
Денежные средства на финансирование госзаказа Министерства на научно-исследовательские работы целесообразно консолидировать, что связано с необходимостью обеспечения единой научно-технической политики Министерства и перераспределения при необходимости финансовых средств с учётом приоритетов. Расходование их должно быть подконтрольно одному ответственному лицу (Министру или его заместителю).
Финансирование научно-исследовательских работ должно осуществлять непосредственно само Министерство, а не через посреднические организации, как сейчас <Научморгео>, <Росводинфо> и т.д. В крайнем случае финансирование может производиться через одну посредническую специализированную структуру при наличии для этого необходимых оснований. Указанный порядок прохождения бюджетных средств будет способствовать персонализации ответственности, контроля и повышению эффективности использования бюджетных средств.
Принципиально важно отметить, что получение финансовых средств на выполнение государственного заказа имеют право только научные организации, прошедшие в установленном порядке государственную научную аккредитацию. В настоящее время это требование не выполняется.
К выполнению работ в рамках государственного заказа и решению задач по научному обеспечению отрасли могут привлекаться и иные, кроме подведомственных МПР России, научные организации (в том числе и имеющие статус акционерных обществ, товариществ: Однако они не могут рассматриваться в качестве генеральных подрядчиков и координаторов работ. Их привлечение может осуществляться только через головные отраслевые научные организации. Например, вызывает сомнение правильность принятого в МПР России в 2001 году решения о привлечении закрытого акционерного общества НПП <Авиаинструмент> для разработки единого реестра классификаторов в области природных ресурсов, охраны окружающей среды и экологической безопасности. Как результат, указанная организация в качестве первого шага выполнения работы обратилась в научные организации МПР России с просьбой предоставить информацию об имеющихся в системе Министерства классификаторах.
Рассматривая вопросы организации и контроля выполнения научно-исследовательских работ, можно предложить следующий регламент формирования госзаказа по научному обеспечению на предстоящий календарный год.
Специалисты соответствующей службы МПР России готовят предложения по требуемым научным разработкам и совместно с головным научно-исследовательским институтом формируют проект тематического плана научно-исследовательских работ.
Проект тематического плана научно-исследовательских работ рассматривает и утверждает руководитель отраслевой службы.
Утверждённый тематический план поступает в Департамент науки.
Министр (или его заместитель, курирующий Департамент науки), с участием руководителей отраслевых служб и с учётом предварительных заявок распределяет финансирование на разработку научно-технической продукции.
Департамент науки совместно с головными научными учреждениями готовит к подписанию государственные контракты на создание и поставку научно-технической продукции (в том числе технические задания, календарные планы, сметно-финансовые расчёты и т.д.).
Технические задания утверждает и от имени Министерства подписывает госконтракт руководитель соответствующей отраслевой службы.
Подписанный контракт поступает в Департамент науки. Открывается финансирование.
Департамент науки осуществляет оперативное руководство и контроль за ходом реализации контракта. Устанавливает сроки промежуточных и окончательных отчётов по научно-исследовательским работам, определяет регламент приёма, экспертизы и принятия разработанной научно-технической продукции. Устанавливает регламент отраслевого внедрения научно-технической продукции.
На неразмещённые среди отраслевых научных учреждений заказы на создание научно-технической продукции объявляется открытый конкурс, в котором могут участвовать и отраслевые институты в качестве соисполнителей. Регламент проведения конкурса и подведения итогов определяет Департамент науки.
По федеральным целевым программам, за которые ответственно МПР России, по представлению Департамента науки Министр (или его заместитель) назначает приказом ответственную (головную) научную организацию, обеспечивающую выполнение работ по научному сопровождению программы, и руководителя ФЦП.
– Современная наука должна использовать при проведении научных исследований новейшие приборы и оборудование. Каковы перспективы в этом направлении?
– Управление отраслевой наукой, планирование научно-исследовательских работ и решение других подобных вопросов не может быть в полной мере эффективным без решения такого вопроса, как укрепление и развитие материально-технической и экспериментальной базы отраслевых научных учреждений.
Мировой и отечественный опыт свидетельствует о том, что эффективное ведение научно-исследовательских работ возможно только на базе использования новейшего оборудования и экспериментальной базы. Наивысшие результаты достигаются, когда обновление экспериментального оборудования происходит не реже одного раза в 2-3 года. Сами институты за счёт собственных средств не в состоянии это сделать.
Все отраслевые институты МПР России имеют статус государственных унитарных предприятий. Собственником основных фондов является государство, а одним из основных субъектов управления собственностью – МПР России. Поэтому Министерство, будучи лицом, непосредственно заинтересованным в эффективном ведении научных исследований и научном сопровождении выполняемых им функций и задач, должно вкладывать средства в поддержание и расширение экспериментальной базы научных организаций, постоянное обновление научного оборудования, закрепление научных кадров и развитие кадрового потенциала.
Средства должны выделяться планомерно и ежегодно по трём основным позициям: капитальные вложения в поддержание и расширение научной базы, техническое перевооружение, жилищное строительство.
Процедуру формирования и рассмотрения заявок должен определять Департамент науки и иные заинтересованные структурные подразделения Министерства.
– Как Вам видится, нужно ли реформирование научных организаций и развитие научной инфраструктуры?
– Реформирование всей сложившейся к настоящему времени и формировавшейся на протяжении десятилетий научной сферы Министерства (десятки научных организаций в геологической отрасли, лесной, природоохранной) – достаточно деликатная и сложная тема. Можно лишь высказать мнение, что узкая специализация отраслевых научных организаций способна зачастую искажать понимание общих целей государственного управления в сфере природопользования и приводит к существенному смещению акцентов в государственной политике и подходах к решению конкретных отраслевых задач.
Так, в бытность Советского Союза, в целях углублённого изучения отдельных аспектов водной проблематики, были созданы всесоюзные институты: комплексного использования водных ресурсов (Минск), охраны вод (Харьков), несколько позднее – институт экономики и управления водным хозяйством (Москва). Это неизбежно сформировало три самостоятельных оторванных друг от друга практических направления в решении неделимой по своей сущности водной проблемы: охраны, комплексного использования вод и экономики водопользования.
Лишь один научно-исследовательский институт комплексного использования и охраны водных ресурсов (Екатеринбург) развивал единую политику управления рациональным комплексным использованием и охраной вод с учётом организационных, нормативно-правовых и экономических рычагов. Но он был организацией российского уровня, а государственную политику в этой сфере формировали структуры
Союза.
Система распалась, но и сейчас сохраняются рудименты наработанной ложной идеологии. Они вошли в плоть и кровь практики и во многом именно эта рудиментарность водохозяйственной идеологии сдерживает коренное изменение водохозяйственной практики, соответствующее новым институциональным условиям и задачам МПР России в сфере государственного управления. Например, до настоящего времени действуют такие документы, как Правила охраны вод, Схемы комплексного использования водных ресурсов и т.п., более характерные для периода централизованного директивного планирования и управления. Более того, на разработку и совершенствование подобных документов продолжают тратиться значительные средства, в то время как разработка важнейших федеральных законов и иных нормативно-правовых актов, а также создание соответствующей нормативно-методической и инструктивно-технической базы сдерживается хронической нехваткой финансовых средств.
Анализ зарубежного опыта в решении этой проблемы свидетельствует о том, что в составе министерств, подобных МПР России, имеется, как правило, один отраслевой институт государственного статуса, хорошо укомплектованный и оснащённый. Конкурентная среда в научном поиске и решении научно-практических задач формируется многочисленными частными и акционерными научными организациями. В задачу государственного отраслевого института входит разработка государственной политики. К его задачам относится и обобщение наработок иных указанных научных коллективов. С одним из родственных государственных отраслевых научных институтов (RIZA – Нидерланды) РосНИИВХ сотрудничает уже десять лет.
– А есть ли в других ведомствах специализированные водные научные институты?
– В составе Российской академии наук сегодня имеется три научных водных института: институт водных проблем (Москва), институты водных
и экологических проблем
Сибирского (Барнаул) и Дальневосточного (Хабаровск) отделений РАН. В других ведомствах России имеются отраслевые научные институты с государственным статусом и водной направленностью: ВНИИ
ВОДГЕО и НИИ АКХ (Госстрой России, Москва), Государственный гидрологический институт (С-Петербург) и Государственный гидрохимический институт (Ростов-на-Дону) Росгидромета. Однако научные организации иной ведомственной подчинённости в силу понятных обстоятельств не могут рассматриваться в качестве организаций, обеспечивающих научное обслуживание МПР России и его территориальных органов.
Что касается МПР России, то в Министерстве в настоящее время имеется несколько различных подведомственных научных организаций водной направленности, имеющих существенно различающуюся численность научных работников, научный потенциал, научные наработки, специализацию и другие характеристики: Российский научно-исследовательский институт комплексного использования и охраны водных ресурсов (ФГУП РосНИИВХ), ФГУ <Росводинфо>, Государственный центр водного кадастра и регистра гидротехнических сооружений, Государственный центр мониторинга водных объектов.
ФГУП РосНИИВХ, являясь отраслевым институтом МПР России, в научно-методическом плане входит в структуру Уральского отделения РАН, осуществляя свою деятельность в координации с РАН. ФГУП РосНИИВХ имеет свидетельство о государственной аккредитации, лицензию на экспериментальное проектирование водохозяйственных объектов, лицензию на издательскую деятельность. При институте функционирует совет по защите докторских и кандидатских диссертаций по специальности <Геоэкология> (технические и географические науки).
Таким образом, сравнение по всем основным показателям показывает, что в качестве государственной головной научной организации всё же является РосНИИВХ с возложенными на него всеми задачами по научному обеспечению деятельности МПР России в сфере государственного управления использованием и охраной водного фонда.
– Расскажите подробнее про свой институт.
– Структура сегодня такова: базовый институт – ФГУП РосНИИВХ (Екатеринбург), девять дочерних предприятий в Санкт-Петербурге, Новочеркасске, Волгограде, Перми, Уфе, Челябинске, Чите, Владивостоке, Новосибирске, опытно-производственное хозяйство <Свердловское>, издательство <Аква-Пресс>, институт водохозяйственной сертификации.
· Региональные научные подразделения РосНИИВХ создавались не случайно. По замыслу они должны были обеспечивать научное сопровождение деятельности бассейновых водных управлений в регионах под научно-методическим руководством базового.
В связи с предстоящей корректировкой структуры БВУ по территории России, возможно потребуется развитие территориальной структуры научных подразделений РосНИИВХ. В частности, уже очевидно, что необходимо создать ДП ЯкутскНИИВХ.
Развитие научной инфраструктуры МПР России осуществляется в целях научного обслуживания не только центрального аппарата Министерства, но и его территориальных органов. В связи с этим важно подчеркнуть, что развитие сети научных организаций должно тесно увязываться с действиями МПР России по развитию и реформированию системы своих территориальных органов. Ранее нами было показано, что сложившаяся ситуация в системе территориальных органов требует решительных действий со стороны руководства Министерства, поскольку возникшая с образованием региональных департаментов природных ресурсов ситуация характеризуется множественностью центров государственного управления на межтерриториальном уровне (ДПР-БВУ). Данную ситуацию следует квалифицировать как разлаженность системы государственного управления, которая создаёт серьёзную опасность для потери устойчивости государственного управления.
В целом указанная выше системная структура РосНИИВХ позволяет решать все основные задачи по научному обеспечению деятельности МПР России и его территориальных органов и созданию эффективной системы поддержки принятия управленческих решений. В научно-техническом плане создание указанной системы обеспечивается разработкой и внедрением программно-технических комплексов на основе современных средств обработки цифровой информации и её визуализации на базе геоинформационных систем. В организационном плане все основные решения отработаны на практике и требуют только их более активного, чем в настоящее время, использования. Имеется в виду работа созданных при МПР России и его территориальных органах научно-технических советов, проработка проблемных вопросов в рамках работы специально создаваемых при НТС рабочих групп, проведение отраслевых совещаний по актуальным вопросам государственного управления, активизация работы бассейновых советов. Немаловажным является аспект обеспечения информационной прозрачности деятельности Министерства для широкой общественности и средств массовой информации и привлечение общественности к обсуждению актуальных проблем в области водопользования и принятию решений (в том числе на основе проведения общественной экологической и иной экспертизы).
В порядке совершенствования научной сферы и создания структуры, сориентированной на выполнение работ по научному обслуживанию текущей деятельности государственной водной службы (в первую очередь её центрального аппарата), необходимо осуществить некоторые структурные преобразования. Предлагается объединить созданные ранее и размещённые в Москве малочисленные специализированные организации и создать новую научную организацию по типу указанных выше дочерних предприятий РосНИИВХ. Новую научную организацию предлагается разместить в Москве.
Указанная организация должна быть укреплена в кадровом отношении за счёт квалифицированных научных сотрудников и специалистов-аналитиков. Требуется также решить вопросы создания её материально-технической базы, прежде всего оснащения современными сетевыми средствами приёма и обработки информации, оргтехникой и т.п. Одной из основных задач указанной организации должна быть работа по обеспечению формирования фонда государственных информационных ресурсов в области водопользования и информационно-аналитическому обеспечению деятельности структурных подразделений центрального аппарата государственной водной службы.
На РосНИИВХ и его дочернее предприятие, размещённое в Москве, могут быть возложены задачи и функции федерального информационно-аналитического центра, обеспечивающего решение задач, связанных с созданием единой системы научного и информационно-аналитического обеспечения государственной водной службы. Идеология создания указанной системы разработана в РосНИИВХ. Работы в данном направлении институтом продолжаются. Итогом выполненных работ в настоящее время является ряд предпроектных материалов, проекты нормативно-правовых актов и нормативно-методических документов и др.
Вода не знает границ. Она не знает об административном делении. Именно наука доказала, что одна отдельно взятая научная методика не может быть применена для разных рек. Поэтому учёные должны работать с каждой рекой в отдельности. Но для обеспечения этого процесса необходима чётко спланированная политика и эффективная система. Только тогда может сбыться давняя мечта о чистых и красивых реках:
Записала
О. ПОДОСЁНОВА, собкор по Уральскому федеральному округу.