РЕАБИЛИТАЦИЯ ЗОН ЭКОЛОГИЧЕСКОГО БЕДСТВИЯ: УТОПИЯ ИЛИ РЕАЛЬНОСТЬ?

magnitkaНедавно в Комитете Государственной Думы РФ по экологии прошло заседание рабочей группы по обсуждению проекта федерального закона “О статусе зон экологического бедствия и регулировании хозяйственной деятельности на их территории”. Наш парламентский корреспондент Чешма ГАДЖИЕВА попросила прокомментировать итоги заседания некоторых членов рабочей группы.

Валерий Михайлович УЛАНОВСКИЙ, глава администрации г. Карабаш Челябинской области:- О крайней важности этого законопроекта говорить не приходится. Основная проблема – это финансовое обеспечение данного закона. Даже после этого совещания видно, что финансовое обеспечение законопроекта всe-таки определено не в полной мере.Совершенно ясно, что необходима федеральная целевая программа. Минфин России, естественно, против, потому что ежегодно надо находить сумму порядка 8 млрд. рублей.Но, с другой стороны, сейчас совершенно забыли, что до приватизации или до смены собственника государство в полной мере использовало свои предприятия и сейчас не берeт на себя ответственности по восстановлению окружающей среды тех городов и территорий, которые были загрязнены. В этой связи всe стараются свалить на местные власти. Опять же при решении этих проблем берeтся только технический аспект реализации программы восстановления окружающей среды, а в центре всего должен стоять Человек. Социальный аспект совершенно забыт.Но главное, чтобы такой закон – был.

Пусть даже и не совсем устраивающий нас.Александр Николаевич ПИРОЖКОВ, начальник Управления по промышленности и экологии администрации г. Магнитогорска:- Наша область – чрезвычайно загрязнeнная территория, особенно это касается Челябинска, Магнитогорска, Златоуста. Если сравнить атмосферу этих городов, то в Челябинске индекс загрязнения, по данным 2001 г., был 8,5, Златоусте – 6, Магнитогорске – 22,8! Это по общепринятой методике, где 14 – очень высокий уровень загрязнения атмосферы.В годы Великой Отечественной войны мы гордились, что каждый второй танк и каждый третий снаряд выплавлялся из магнитогорской стали. Магнитогорцы отдали стране очень много, поэтому сейчас мы вправе надеяться на то, что страна поможет нам выйти из экологического бедствия.Да, мы, администрация города и области, разрабатываем экологические целевые программы. Мы добиваемся частичного финансирования этих программ на федеральном уровне, и хотелось, чтобы этот уровень финансирования не снижался. Дело осложняется тем, что фактически около года мы не получаем платежей за загрязнения окружающей среды, которые были отменены по решению Верховного суда РФ. Сейчас Конституционный суд РФ, по сути дела, отменил решение Верховного суда и восстановил платежи за загрязнения окружающей среды, но за это время успели отменить базовый норматив по расчeтам этих платежей. А они – основа финансирования природоохранных мероприятий.Ранее они распределялись таким образом: 54% оставались у нас в городе, 27% уходили в область и 19% шли в Москву. В связи с этим мы высказали свои предложения, чтобы оставить в городе на выполнение природоохранных мероприятий все 100% платежей хотя бы на 5 лет, то есть на тот период, на который мы закладываем федеральную целевую программу.

Александр Николаевич КОСАРИКОВ, заместитель Председателя Комитета Государственной Думы РФ по экологии:- Полагаю, что сегодня это один из важнейших законопроектов. Идeт он очень непросто, потому что касается целого ряда городов России: Карабаша, Чапаевска, Братска, Дзержинска, Магнитогорска и других. Всем понятно, что жить в этих городах действительно сложно, что это влияет на здоровье людей, есть целый ряд показателей, по которым города воспринимаются зоной экологического бедствия. Но вместе с тем выход из сложившейся ситуации весьма затратный. И, пожалуй, это самая сложная проблема – где взять деньги? Думаю, что в законопроекте правильно прописан единственно возможный механизм – через федеральные целевые программы. Тогда можно будет искать и методы их наполнения. Не последнюю роль в этом должна играть промышленность самих городов. Например, Магнитогорский металлургический комбинат – вполне рентабельное предприятие сейчас начинает набирать силу и снова негативно воздействует на атмосферу. Естественно, его вклад должен быть основополагающим. Есть города, находящиеся в сложном экологическом отношении, например Дзержинск – самый крупный центр химической промышленности России, но темпы роста там низкие и решать проблемы охраны окружающей среды весьма сложно.

Поэтому, я думаю, всe должно быть выстроено так: с одной стороны – вклад городов в промышленность этих городов, с другой- вклад субъектов РФ и наконец – федеральный.Вот тогда и будет понятно, потянет ли сегодня страна реабилитацию подобных промышленных центров, или это является утопичным, прекрасной мечтой, которую надо отложить на будущее. Тогда, может быть, следует принимать такие меры, как стимулирование выезда населения этих городов, хотя это тоже требует затрат, причeм немалых.

Считаю, что нам удалось подготовить достаточно спокойный и выгодный всем законопроект. Сейчас идет очень серьeзный и сложный процесс согласования с министерствами и ведомствами, Правительством РФ в целом. Первая реакция в Правительстве была такая, что сама по себе концепция законопроекта не отвергается и существует понимание, что проблемы с территориями экологиче-ского бедствия надо решать. Но вместе с тем были сделаны замечания, чтобы более чeтко были прописаны финансовые механизмы, чтобы закон совпадал с возможностями страны. С таким замечанием, думаю, стоит согласиться. Надеюсь, что ещe в этом созыве нам удастся принять законопроект хотя бы в первом чтении.

Еще о проблеме зоны экологического бедствия Магнитогорска