КАК РЕГУЛИРОВАТЬ БУДЕМ, ОДНАКО?

ekologija voprosyС 1 июля 2003 г. в силу вступил Закон “О техническом регулировании”. Добра от всяких нововведений на Руси никогда не ждали, но разобраться – что оно такое? – надо. Этому и был посвящён очередной “круглый стол”, проходивший 24 апреля 2016 г. в Торгово-промышленной палате РФ.

ГАРМОНИЯ ПЛЮС СВОБОДА ВЫБОРА

Соглашение о гармонизации законодательств европейских стран, направленное в конечном счёте на максимальное сближение их экономик, возникло в 1994 г., а в 1996 г. оно было ратифицировано Россией. Всерьёз же “процесс пошёл” у нас с конца 1999 г. В числе прочего подлежит гармонизации и природоохранное законодательство, в особенности аспекты регулирования воздействия промышленных предприятий на окружающую среду. Слово “гармонизация” не следует понимать как приказ начать жить по чужим законам. На языке Евросоюза это слово означает “сближение”. То есть Россия не обязана копировать точь-в-точь западные нормы, хотя основные принципы и подходы должны всё-таки совпадать.Итак, мы обязались видоизменить своё законодательство, оставаясь при этом достаточно свободными в принятии конкретных решений. Я подчёркиваю эту мысль, чтобы с самого начала было ясно, что если у нас, неизменно желающих “как лучше”, в очередной раз получится “как всегда”, то Блэр со Шрёдером тут не виноваты.Реализуется наша “природоохранная” гармонизация с Европой через специальный проект ТАСИС. Гармонизировать есть что. Евросоюзом принято на сегодняшний день порядка 300 документов, касающихся охраны окружающей среды. В их числе директивы (т.е. документы, выполняющие в рамках ЕС ту же роль, что законы в рамках отдельных государств) “О комплексном контроле и предотвращении загрязнения”, “О сбросах опасных веществ в воды”, “О летучих органических химических веществах”, “Об очистке городских сточных вод”, “Об оценке воздействия на окружающую среду”, “Водная директива”, директива “О качестве питьевой воды”, “Об упаковке твёрдых отходов” и т.д.

Вот с этими-то директивами, названия которых во многом совпадают с формулировками наших нормативных актов, и надо “состыковать” российское национальное законодательство, и само по себе это не страшно, потому что (хотя нас порой убеждают в обратном) в вопросах охраны природы мы далеко не позади, а в чём-то и впереди Европы всей. Ведь именно в России впервые появилось само понятие нормирования качества окружающей природной среды, это мы первые разработали и утвердили нормативы качества атмосферного воздуха; это мы ещё при Брежневе использовали бассейновый принцип управления водными ресурсами (который теперь возвращается к нам с Запада как новое слово науки). Известна нам и комплексная лицензия на природопользование (хотя она и не идентична западному единому разрешению на все виды воздействия).Но! Все домохозяйки планеты используют примерно одни и те же продукты, а блюда в каждой национальной кухне получаются абсолютно различные. Говорят, всё дело в сочетаниях продуктов да ещё в соусах.

ПОД КАКИМ СОУСОМ ПОДАТЬ

Сочетания обычных вещей порой могут дать весьма необычный эффект, который заранее не всегда можно предвидеть. Должны ли мы начать выдавать единые разрешения взамен разрешений трёх видов (вода, воздух, отходы), к которым мы привыкли? Должны ли мы вписывать в разрешения помимо “чего именно и сколько” ещё много всякой иной информации – об экономии энергии, о перспективных планах снижения воздействия, о порядке контроля, о соответствии наилучшим технологиям и т.д. и т.п.? Должны ли мы урезать список нормируемых веществ (у нас их около тысячи, а у них только десятки). Должны ли мы изменить значения самих нормативов, которые у нас гораздо жёстче, чем на Западе? (Последняя мысль вызывает активное неприятие у российских “зелёных”). Наконец, должны ли мы перейти от нашего принципа установления нормы воздействия предприятия на окружающую среду на основе требований нормативных правовых актов к зарубежному принципу, базирующемуся на “договорной основе” между чиновниками и представителями предприятия? (Это при нашей-то коррупции, о Господи!)Впрочем, у нас ещё есть время подумать обо всём этом. До полной и окончательной победы гармонизации ещё целых 7 лет, а с такого расстояния всё видится довольно абстрактным.Но Закон “О техническом регулировании” – это существенный шаг в направлении вышеназванной гармонизации, и абстрактным этот правовой акт уже не назовёшь.

ЧТО АКТ ГРЯДУЩИЙ НАМ ГОТОВИТ?

Представитель ВНИИ природы Е.В. Мареева прокомментировала те изменения в правовой базе, которые ожидаются в связи с выходом данного закона. Наибольший отклик у присутствующих вызвало сообщение о подготовке Постановления Правительства об обязательной экологической сертификации технологий и производств, производящих и применяющих вещества 1-го и 2-го класса опасности и материалы, их содержащие, занимающихся переработкой и уничтожением отходов производства и потребления 1-го и 2-го класса опасности; использующих микроорганизмы определённого класса, а также ряд производств оборонной промышленности. Не ограничиваясь этим, ВНИИприроды предлагает добавить сюда же производства, связанные с использованием озоноразрушающих веществ, а также продукты бытовой химии, автомобильной, текстильной, трикотажной промышленности, швейные и меховые изделия, продукты пищевой промышленности, растениеводства и сельского хозяйства… Да, в узости натуры эту организацию не упрекнёшь.Однако у представителей промышленности и оборонного комплекса в этой связи возник ряд вопросов.Во-первых, поскольку предлагаемые перечни удивительным образом напоминают перечни, относящиеся к другим, уже действующим нормативным актам (законы “О промышленной безопасности”, “Об отходах”, “Об экспертизе”, “О лицензировании”, “О санитарно-эпидемиологическом благополучии”, Конвенция о защите озонового слоя и т.д.), остаётся неясным, какой же смысл закладывается во всю эту деятельность и чем будет принципиально отличаться экологический сертификат от тех сертификатов на продукцию, которые уже выдаются (тем же Госсанэпиднадзором хотя бы), особенно учитывая, что специальных экологических нормативов так никто и не разработал (за исключением серии нормативов в области охраны почв, разработанных МПР России совместно с факультетом почвоведения МГУ) и во всех случаях жизни мы продолжаем и будем продолжать пользоваться санитарными нормативами.

Во-вторых (хотя, это и есть, наверное, во-первых) присутствовавшие на “круглом столе” представители промышленности и оборонного комплекса живо заинтересовались: а привлекался ли к обсуждению кто-либо из Минпромнауки России или Минобороны России РФ? Оказалось, что обошлись без них. У наших властных структур вообще нет привычки знакомить “подопечных” с теми сюрпризами, которые для них готовятся, но в данном случае всё же “стоило бы обсудить вопрос с промышленниками: а вдруг там есть совершенно неприемлемые вещи?” (С.М. Алексеев, Председатель Комитета по природопользованию и экологии Торгово-промышленной палаты РФ).А по залу порхала меж присутствующими не высказанная у микрофона фраза: “Понятно, придумали ещё один вид экологических поборов”.

МИНЭКОНОМРАЗВИТИЯ ОТВЕЧАЕТ

Ситуацию прокомментировала И.В. Лимонова, представитель Минэкономразвития РФ. Срочность решения о принятии данного Закона порождается особенностями вхождения России в мировой рынок, где обязательная экологическая сертификация установлена для 18% продукции. С целью реализации закона будут разрабатываться технические регламенты, которые и определят требования, обеспечивающие всякого рода безопасность. Никаких избыточных, излишних норм там не будет, заверила докладчица. Законодательство, связанное с законом о техническом регулировании, будет иметь “клетчатую” структуру: горизонтали – система рамочных законов более узкой направленности по отдельным видам безопасности – экологической, санитарно-эпидемиологической и др., а вертикали – для различных отраслей промышленности. По каждому вопросу будет разрабатываться свой технический регламент.Что касается обязательной сертификации – ввести её можно лишь в том случае, если в законодательной базе государства присутствуют правовой акт, устанавливающий объекты обязательной сертификации, требования к ним и федеральный орган, уполномоченный осуществлять сертификацию. Поэтому в рамках нашего законодательства сегодня может сертифицироваться только продукция, но и к ней как не было, так и нет определённых экологических требований (ибо всё, что касается воздействия продукции на человека, – суть требования санитарные). “Ваши опасения на этот счёт совершенно напрасны, – успокоила она промышленников, – на сегодняшний день для обязательной экологической сертификации просто нет правовых оснований”. (Как подтвердила чуть позже Е.В. Мареева, на практике не нашлось правовых оснований даже для обязательной экологической сертификации российской товарной древесины – меры, в целесообразности которой уже нельзя сомневаться).В мире экологическая сертификация осуществляется на добровольной основе, продолжила И.В. Лимонова, она престижна, она является дополнительным фактором допуска на рынки, дополнительным фактором востребованности продукции, предметом гордости производителя, его “лицом”.

И ДРУГИЕ АСПЕКТЫ Д

алее присутствующие перешли к следующему блоку обсуждаемого Закона – разработке национальных стандартов и стандартов предприятия. Формирование национальных стандартов будет осуществляться с участием экспертных комиссий на основе работы технических комитетов, аналогичных тем, что действуют в Госстандарте РФ. Необходимы подкомитеты по метрологическому, информационному и прочему обеспечению, которые целесообразно сформировать на основе тех или иных научных учреждений.В интересах предприятия, сказала Е.В. Мареева, – разработка стандартов предприятия, поскольку они будут иметь достаточно высокий статус и заложенные в них требования явятся основой для требований технического регламента. Принятие стандартов предприятия будет осуществляться через те же технические комитеты.Несмотря на то что докладчица считает новую систему установления требований не слишком отличающейся от ныне действующей, а грядущие изменения – всего лишь формальными, в её докладе прозвучала мысль об усилении роли Госстандарта России в этом процессе.Как сообщил представитель ОАО “ЛУКОЙЛ” Н.И. Шаплов, Госстандарт России уже подготовил ряд проектов постановлений Правительства РФ, определяющих роль и место Госстандарта России и подведомственных ему институтов в системе отношений, возникающих в связи с принятием Закона “О техническом регулировании”, и создал экспертные советы по разработке ряда технических регламентов, в т.ч. “Об общей безопасности продукции”, “Упаковка и обращение с отходами”, “О качестве бензина и дизельного топлива” и т.д.

ЗРИ В КОРЕНЬ!

Однако председательствующий на “круглом столе” С.М. Алексеев повернул дискуссию от частностей к принципиальным вопросам. В том случае, сказал он, если с 1 июля мы откажемся от ГОСТов и перейдём к техническим стандартам, которых ещё нет и неизвестно, когда они будут (напомним, контрольный срок – 7 лет!), мы получим разброд и шатание, напоминающие хаос 91-го, разве что в меньшем масштабе. Как бы ни были хороши природоохранные и благотворительные инициативы Запада, он всегда поддерживал, поддерживает и будет поддерживать прежде всего своего производителя, и в случае необходимости выберет именно этот приоритет, что было уже неоднократно доказано – взять хотя бы отказ Америки и ряда других стран от участия в дальнейшей работе по Киотскому протоколу. Прежде всего – интересы отечественного производителя, вот чему нам бы не мешало поучиться у Запада. Мы же вместо этого хотим в очередной раз осложнить жизнь нашим предприятиям. Страна не готова к переходу на технические регламенты, заявил докладчик, и Торгово-промышленная палата будет ходатайствовать перед Правительством России об отсрочке вступления в силу закона “О техническом регулировании” хотя бы на полгода, а лучше на год.

Его поддержал Н.И. Шаплов, выразивший наряду с уверенностью в необходимости скорейшей разработки технических стандартов уверенность в том, что в эти стандарты просто-напросто перекочуют уже имеющиеся нормы, закреплённые в различных действующих документах МПР России, Минздрава России и др., а мы знаем, что многие из этих норм двусмысленны и расплывчаты. Предложения “ЛУКОЙЛА” сводятся к тому, чтобы опережающими темпами приступить к созданию адекватных современному моменту технических регламентов, в которых нашли бы своё отражение удельные нормативы выбросов, водопотребления и водоотведения, образования отходов, причём нормативы эти должны быть адаптированы к специфике тех или иных видов объектов.Представитель Экологического комитета Американской ТПП в России В.И. Решетилов назвал слабоуправляемым процесс формирования новой системы отношений в связи с принятием закона “О техническом регулировании”. Одной из ключевых задач он считает налаживание нормальной системы управления процессом и межведомственной координации.

Дискуссия была прервана в связи с истечением срока заседания. Направляясь к выходу вместе с другими участниками “круглого стола”, я слышала тяжёлые вздохи: “Это же сотни подзаконных актов нужно поменять, сотни регламентов сделать. Кто будет это делать? На какие деньги? И так ли уж это нужно?”