Московская синеклиза ждёт своего звёздного часа

neft jaroslavl“Даниловская нефть”, “Станет ли Ярославль новой нефтяной столицей?” – такие заголовки можно было увидеть в газетах на рубеже нового века. Однако данная сенсация, как и большинство сенсаций, скоро затихла, а Ярославский НПЗ по-прежнему работает на “привозном” сырье. А что же Даниловская нефть с её высочайшим качеством, нефть, не дающая копоти при горении, нефть, которую можно без предварительной обработки заливать в топливный бак? С этим вопросом я обратилась к Валерию Михайловичу ФЁДОРОВУ, руководителю государственной геологической службы, заместителю Начальника ГУПР МПР России по Ярославской области.


– Начнём с истории вопроса. В 70-е годы изучение Московской синеклизы было в определённой мере переориентировано на выявление запасов углеводородного сырья. Был проведён ряд геофизических исследований, пробурено более 100 скважин, в т.ч. 27 из них – в Ярославской области. В ходе этих работ специалисты выявили наличие геологических структур, благоприятных для накопления углеводородного сырья. Однако более детальные исследования не были удачными: хотя они теоретически подтвердили присутствие запасов углеводородов, но то ли скважины попали в краевую часть, то ли вообще за пределы предполагаемой области – так или иначе, они не дали сколько-нибудь значимого притока нефти.

Приток, полученный в 70-е годы, измерялся литрами. Скептики заявили даже, что это всего-навсего та нефть, которую применяли при бурении (закачка сырой нефти – один из способов справиться с осложнениями при бурении). Однако это предположение осталось в ранге злой шутки, потому что по составу та нефть, которую использовали при закачке, и та, которую получили, были абсолютно различны. Однако даже самое высокое её качество при отсутствии промышленного притока не представляло практического интереса. Дальнейших поисков не последовало, поскольку приблизительно в тот период была открыта “большая нефть” Западной Сибири.

– По выражению известного публициста, “на нас, как манна небесная, свалился Самотлор”…

– Этой манны небесной хватало на всё и хватило надолго. Поэтому оживление интереса к Московской синеклизе мы увидели лишь в 90-х годах. Возобновились работы, была принята региональная программа “Рифей”. Такое название она получила вследствие гипотезы, что именно в отложениях рифейского периода могут обнаружиться промышленные запасы нефти и газа. В рамках этой программы начиная с 1994 года проводились сейсмические исследования, были получены новые интересные данные. Ряд ранее пробурённых скважин был переопробован, и вот эта колбочка с нефтью, которая стоит у меня в кабинете, как раз оттуда, с одной из этих старых скважин.

– А как это – переопробованы? Второй раз “качнули” из той же скважины?

– Не совсем так. Были установлены разделяющие мосты, были в интервале опробования сделаны прострелы в трубах и проведены испытания. На этот раз был получен приток нефти, измеряющийся кубометрами. Этого было достаточно для детальных лабораторных исследований, и было получено подтверждение, что нефть, действительно, очень высокого качества, она близка по качеству к чеченской нефти. Ведь почему именно на Северном Кавказе примитивнейшая кустарная обработка нефти даёт возможность получать низкооктановый бензин? Потому что нефть там такого качества, что для дизельных двигателей может использоваться вообще без всякой обработки. Вот такая же нефть и на Североданиловской площади.

Это относится и к “Лукойлу”, и к “Юкосу”, и к “Славнефти”, и к кому хотите. Если бы кто-нибудь другой за свой счёт разведал, вот тогда бы они заинтересовались.- А это действительно очень дорого? Неужели такая разведка финансово непосильна для крупной нефтяной компании?- По оценкам специалистов, для того чтобы сказать твёрдое “да” или “нет” по промышленным запасам нефти в Ярославской области, необходимо вложить около 100 миллионов рублей, т.е. 3 миллиона долларов. Вроде и не такие большие деньги, учитывая, что доходность нефтяного бизнеса исчисляется миллиардами долларов – недавно в программе Познера по телевидению Ходорковский привёл эти цифры во всеуслышание…

И тем не менее, хотя специалисты, которые занимались даниловской нефтью, уверены в очень высокой степени вероятности наличия здесь промышленных запасов нефти, наши нефтяные компании не считают это для себя целесообразным.- Что же остаётся – инвесторы из-за рубежа?- Иностранный инвестор, если он вложит деньги в изучение, потребует преимущественных прав на это месторождение, и российская сторона в результате получит немного, хотя разработка месторождения в любом случае означает для области и пополнение бюджета, и новые рабочие места с достойной оплатой труда, и развитие инфраструктуры, и так далее.Нами подготовлены материалы, чтобы предложить этот объект на конкурсной основе для привлечения инвесторов. Эти материалы находятся на рассмотрении в Министерстве, и если будет принято положительное решение, то создаётся конкурсная комиссия, объявляется конкурс, и Североданиловская площадь выставляется на конкурс на геологическое изучение за счёт средств недропользователя. При оптимистичном раскладе этот конкурс состоится уже в текущем году, вроде бы просматриваются и лица, заинтересованные в освоении данной площади, но это не российские компании. Однако я вполне допускаю, что, когда наши отечественные нефтедобытчики увидят, что месторождение вот-вот “уйдёт”, они проявят больший интерес к нему.

Возможно, в ближайшие годы мы получим окончательный ответ на вопрос о наличии промышленных запасов углеводородного сырья в пределах Московской синеклизы.

Ольга ШЕВЕЛЁВА