Славная история отечественной геологии

Накануне празднования 300-летнего юбилея горно-геологической службы России редакция нашей газеты попросила Министра природных ресурсов Российской Федерации Б.А. Яцкевича дать короткое интервью. Борис Александрович, приближается знаменательная дата v 300-летие горно-геологической службы России. Как бы Вы оценили этот период истории отечественной геологии?  24 августа 1700 г. великий царь и реформатор Пётр I подписал Указ о создании Приказа рудокопных дел, положившего начало государственной горно-геологической службе России.

Минувшие 300 лет горно-геологической службы v цепь славных событий, преобразовавших Россию из страны, всецело зависимой от западных минерально-сырьевых ресурсов, в державу самодостаточную с точки зрения обеспечения внутренних потребностей и национальной безопасности во всех видах минерального сырья, полезных ископаемых. История горно-геологической службы v это громкие открытия, знаменательные даты, новые города, дороги, миллионы квадратных километров открытых необъятных территорий страны.

Минувшие 300 лет горно-геологической службы v воистину беззаветный самоотверженный труд десятков поколений геологов и горняков, землепроходцев и рудознатцев, маркшейдеров, шахтёров и представителей десятков других профессий, связанных с изучением и освоением недр. Сегодня мы с особым чувством вспоминаем события и имена, позволившие нашей стране быть в числе ведущих мировых держав. Славим тех, чьим умом и трудом была и будет сильна Россия.

Борис Александрович, мы говорим о славной истории наших землепроходцев, рудознатцев, геологов. Если как бы перекинуть мостик в день сегодняшний, то что можно сказать о современном состоянии дел в отрасли в историческом плане? Разумеется, всё показать невозможно, но если высветить узловые моменты, наилучшие достижения, что можно сказать о работе геологов в последние годы?
Во-первых, чётко и однозначно можно сказать, что геологическая отрасль с меньшими потерями, чем какая-либо другая сфера народного хозяйства пережила все непростые моменты в нашей современной истории, называемые перестройкой, переходным периодом. Сегодня мы полностью адаптировались к новым условиям работы, сохранив при этом кадровый, научный, технологический потенциалы. Геологическая служба России может с полным правом называться одной из лучших служб мира. Это признаем не мы, а, в первую очередь, наши зарубежные коллеги. И всё это несмотря на финансовые трудности, которые, надеюсь, уже позади, т.к. последние полтора года мы работаем в более или менее стабильном режиме. И то, что согласовано сейчас по финансированию на следующий год, также вселяет оптимизм v Президент и Правительство Российской Федерации понимают значимость нашей отрасли.

Конечно, мы не можем открывать каждый год уникальные месторождения, но, тем не менее, открытия есть. Только в прошлом году было открыто больше 40 месторождений нефти и газа. Значительно пополняется запас практически всех традиционных для России видов полезных ископаемых. Словом, всё идет в нормальном рабочем режиме.
Из событий последних лет могу отметить открытие в Якутии алмазов v Нюрбинская и Ботуобинская кимберлитовые трубки. Это крупное открытие, знаковое для конца XX века. И то, что именно геологи возглавили в России процесс интеграции всего природно-ресурсного блока, думаю, является характерным штрихом в истории развития российской геологии.
Борис Александрович, разрешите задать Вам вопрос несколько личного плана. Все знают, что Вы Министр, а вот как Вы пришли в геологию, что повлияло на выбор профессии v семья, отец, может, судьба так сложилась? В общем, как так получилось, что Вы стали геологом?

Я родился в семье военного лётчика. Может быть оттого, что семья постоянно переезжала с места на место, у меня с детства выработался некий стереотип жизни на колёсах¦. По крайней мере, уже в 7 классе я знал, что буду геологом. Разумеется, о самой геологии я имел смутное представление, разве что из популярных книжек: Заброшенный мир, Земля Санникова и т.п. Но меня это не смущало и, несмотря на родительские протесты, я рвался к открытиям, бродяжьей жизни… Мы были детьми известной хрущёвской оттепели¦, романтиками, а родители всё-таки хотели, чтобы романтика проходила поближе к дому. Естественно, были увещевания, даже скандалы… Тем не менее, я уехал, поступил в Воронежский университет на геологический факультет, а дальше всё покатилось как бы само собой. Уехал молодым специалистом в Коми в 1972 г. До 1990 г. работал в тайге, тундре Ухта, Воркута, то есть вся моя жизнь распадается на два этапа. Первый v с 1966 по 1990 гг., связан с работой в поле, и второй бюрократический¦, который по суете и нагрузке на нервную систему давным-давно затмил первый.
Тем не менее, я надеюсь, что имею право именоваться профессиональным геологом.