Дремучая реальность бореальных лесов

С 17 по 22 сентября в подмосковном Звенигороде (пансионат <Липки>) прошла Пятая международная конференция Сети Спасения Тайги <Человек и тайга – бореальные леса в XXI веке>, в которой участвовали около 250 человек из более чем 20 стран, в том числе из США, Великобритании, Канады, Швеции, Швейцарии, Финляндии, Нидерландов. Среди них сотрудники Международного координационного центра Сети Спасения Тайги, Всемирного фонда дикой природы, Гринписа России и ряда других российских неправительственных организаций.
Конференция, которую многие так ждали, настроившись на конструктивный диалог и создание новых партнёрских связей, с самого начала приобрела несколько пессимистичный оттенок. Страху нагнали Игорь Честин (российский офис Всемирного фонда дикой природы) и Сергей Цыплёнков (Гринпис России),
выступавшие друг за другом.
В своих выступлениях они затронули Указ Президента РФ от 17 мая 2000 г.
<О структуре федеральных органов власти>, повлёкший за собой упразднение Государственного комитета по охране окружающей среды (Госкомэкологии России) и Федеральной службы лесного хозяйства (Рослесхоза). Выражая недовольство по поводу таких радикальных перемен, они намекнули всем присутствующим, что сколько бы те ни заседали, в лучшую сторону ничего не изменится, так как <самый серьёзный критик теперь Путин>. Обстановка осложнилась ещё тем, что на мероприятие не приехал Сергей Миронов – зам. начальника Департамента использования и восстановления лесного фонда МПР России, что вызвало град упрёков. За всем происходящим широко открытыми глазами наблюдали иностранцы, в который раз подозревая, что <умом Россию не понять>.

Среди тем, активно обсуждавшихся на мероприятии, особое внимание было уделено сертификации лесного хозяйства, устойчивому лесопользованию, рекреации и экологическому туризму, проблемам коренных малочисленных народов и др. Также в ходе конференции работала выставка недревесных продуктов леса (ягод, грибов, орехов, лекарственных растений). Но обо всём по порядку.
Что же такое Сеть Спасения Тайги (ССТ)? Сегодня это международная организация, занимающаяся проблемами охраны бореальных лесов по всему миру. Идея её создания возникла у активистов Шведского общества охраны природы, которое в своё время протестовало против неограниченных рубок горных лесов страны. К обществу мало прислушивались, но когда его требования подержали природоохранные организации Великобритании и Германии, ситуация резко изменилась. Рубки были остановлены, а шведы получили позитивный опыт, осознав, что международное сотрудничество <зелёных> организаций может быть очень эффективным методом достижения природоохранных целей. Уже на протяжении 18 лет Сеть связывает неправительственные организации (НПО) в странах, где осуществляется рубка лесов и переработка древесины с НПО стран, где конечная продукция из древесины потребляется. Раз в два года ССТ проводит свои конференции, на которых подводятся итоги её деятельности и разрабатывается дальнейшая программа международного сотрудничества по спасению лесов. И выбор России в качестве места проведения очередной конференции не случаен. Ведь именно в нашей стране остались самые большие массивы таёжных лесов, не тронутых человеком.

На конференции очень много слов было сказано в поддержку многоцелевого лесного хозяйства. Рассматривать леса России исключительно как источник древесины, по крайней мере, нецелесообразно. У нас, как всегда, идут по пути наименьшего сопротивления: экспортируют необработанную древесину, а взамен мы получаем дорогую импортную продукцию, сделанную из нашего же сырья. При этом мы несём колоссальные убытки – теряем исходные естественные леса и их природное разнообразие. Поэтому самым главным, на мой взгляд, было то, что участники конференции могли ознакомиться с интересующей их информацией, так сказать, из первых рук, завязать деловые контакты, обменяться позитивным опытом со
(Окончание. Начало на стр. 1)

своими иностранными коллегами, преуспевшими в природоохранной деятельности. Проблемы-то у всех общие, а вот способы решения… Шведы, например, делают ставку на естественное лесовозобновление, так как искусственное, в котором они добились успеха, явилось одной из причин экологической деградации лесов. Теперь они всё чаще применяют выборочные и небольшие сплошные рубки. У нас, кстати, тоже применяют…
На одной из экскурсий участники конференции, среди которых добрая половина были иностранцы, смогли ещё раз убедиться, как у нас в России, подчас с благими намерениями, проводят санитарные рубки. В 1998-1999 гг. вследствие засушливого и жаркого лета еловые насаждения Московской области были ослаблены, что поспособствовало вспышке размножения короеда-типографа, мелкие, но многочисленные очаги которого в начале лета 2000 г. достигли 1000 га. Было принято решение начать широкомасштабные санитарные рубки с целью предотвращения распространения опасного вредителя. Продемонстрированный объект, исходное насаждение которого, видимо, было представлено ельником 100 – 120-летнего возраста площадью около 3 га, производит удручающее впечатление. Одновременно с повреждённой елью были вырублены и деревья широколиственных пород, которые необходимы для повышения устойчивости насаждений. Интересно, что на большей части вырубленных деревьев ели отсутствуют признаки заселения их типографом. Несомненно, небольшие очаги его существовали, и два из них до сих пор остались (один из них показали на дальнем краю вырубки). Находящиеся на лесосеке десятки куб. м. заготовленного леса лежат здесь весь август и половину сентября. И это только один из примеров халатного отношения к лесу, которые организаторы конференции, тыкая пальчиком на грехи, почему-то решили показать в тот день. Нашли чем удивить? Впечатление сей <показательный процесс>, надо сказать, произвёл весьма неприятное. Неужели именно для этого и собиралась конференция, чтобы лишний раз напоказ выставить наши промахи?
Как упоминалось выше, одним из вопросов, поднимавшихся на конференции, была проблема сертификации лесного хозяйства. Сертификация – это процесс, позволяющий установить соответствие товара или услуги определённым критериям.

Сертификация по системе Лесного попечительского совета (ЛПС) – одна из существующих в настоящее время экологически ориентированных систем сертификации лесного хозяйства. В её основе лежит 10 общемировых рамочных принципов, определяющих, что такое устойчивое, экологически, экономически и социально ответственное лесопользование. Естественно, для каждой страны создаются свои критерии. В двух словах, объектами лесной сертификации по системе ЛПС являются способы ведения лесного хозяйства, вопросы управления и использования лесов, цепочка поставок древесины из этих лесов от заготовителя к потребителю конечной продукции. Всё больше зарубежных компаний, не желающих иметь плохой экологический имидж, берёт на себя дополнительные обязательства по отказу от закупок древесины из ценных в природоохранном отношении лесов. У одних это становится основополагающим принципом работы (фирма ИКЕА), для других это просто вынужденный шаг, уступка. Отмечу, речь идёт о добровольной сертификации. По мнению Лесного попечительского совета, лесное хозяйство должно соответствовать природному, водоохранному, земельному законодательству федерального и регионального уровней. Оно не должно ущемлять права коренных малочисленных народов, одним из которых является право на <традиционное природопользование> (рыбалку, охоту, оленеводство и т.д). Даже туристические маршруты нужно прокладывать, не беспокоя понапрасну местных жителей, которые, кроме кучи мусора, зачастую не получают больше ничего.
В общем, назвать сегодняшнее лесное хозяйство социально выгодным ни у кого из присутствующих на конференции язык не повернулся. Зато было продемонстрировано огромное желание работать, что уже радует.

Ульяна БОРОДИНА, наш корр.