МЫ НИЧЕГО НЕ РАЗРУШАЕМ

Таково мнение участников заседания расширенной коллегии МПР России <О результатах работы Министерства природных ресурсов Российской Федерации за 2000 г. и задачах на 2001 г.>
Михаил Алексеевич Терехов, председатель Комитета природных ресурсов по Республике Алтай МПР России:Горный Алтай славен своей природой, своими ресурсами, особенно лесными. Здесь Кантонь и Бия питают своими водами великую реку Обь. Проблем, конечно, как и везде, хватает. Но главные проблемы сегодня в лесном хозяйстве. Вот уже четвёртый год мы воюем с сибирским шелкопрядом, и в этом году нужно обработать около 150 тыс. гектаров. На эту процедуру понадобится порядка 30 млн. рублей. Однако своими силами, без федеральной поддержки нам, увы, не справиться. Есть и определённые планы. В этом году в Катонском заповеднике мы будем проводить совещание по проблемам особо охраняемых природных территорий. Затем будет совещание по охотничьему хозяйству. Так что милости просим:

Владимир Сергеевич Дементьев, руководитель Департамента природных ресурсов по Приволжскому региону МПР России:Пять месяцев, конечно, слишком небольшой срок, чтобы ждать показательности. Особенно если учесть сопротивление, с которым нам приходилось бороться. Сколько нам приходилось убеждать людей, что мы ничего не разрушаем! Проблем пока ещё много. Это и противоречия в законодательстве, и вопросы лесного, водного хозяйства. Лесная проблема состоит в том, что нужно отделить управление от хозяйствования. Задачи-то эти, в общем, мы всегда можем решить. Если только захотим этого, конечно. Решение водных проблем заключается в бассейновом принципе использования рек. Раз бассейн один – должно быть и одно управление, которое будет заниматься регулированием и прохождением флота, дно- и берегоукрепительными работами. Это лучше, нежели каждый будет иметь свою <пядь> на Волге.

Надежда Александровна Сергеева, руководитель Департамента природных ресурсов по Уральскому региону МПР России:Департамент по Уральскому региону я возглавляю с 20 сентября 2000 года. И для того, чтобы войти в жизнь этого региона, переехала в Екатеринбург. Жизнь Ямало-Ненецкого и Ханты-Мансийского округов была мне знакома. А вот с Уралом предстояло ещё познакомиться. Это достаточно сложный регион. Ведь почти 80% углеводородного потенциала России сосредоточено в Ямало-Ненецком и Ханты-Мансийском округах: 92% добываемого газа, 60% нефти и конденсата. Горно-рудная промышленность Уральского округа занимает 3-е место по России. Она базируется как на местном сырье, так и на привозном – с Казахстана, Украины. Но сегодня они оказались <зарубежьем>. Чтобы избавиться от такой зависимости, мы пытаемся обратиться к собственным сырьевым возможностям Полярного, Приполярного Урала. Я думаю, постепенно мы эту проблему всё-таки решим. Программа, во всяком случае, уже есть. На пике разговоров сейчас и лесные проблемы. Уральские леса по своему потенциалу в России занимают пятое место. Очень много лесов первой категории. Есть проблема с отводом лесов под нефтепромыслы, обустройство ТЭКа. Реструктуризация здесь просто необходима. По этому вопросу у нас есть свой взгляд. Мы хотим работать по принципу самодостаточности лесной службы. Этим принципом руководствуется весь мир. Мы уже докладывали в Министерстве свою точку зрения и договорились о встрече с Борисом Александровичем Яцкевичем.
Очень тяжело обстоят дела и с экологическими проблемами. Всем известно, что огромное количество радиоактивных отходов с обеднённым ураном захоранивается в Свердловской области. Курганская область выбрана полигоном по уничтожению химоружия. Здесь нужно подготовить и провести целый комплекс мероприятий, чтобы минимизировать ущерб природе и особенно людям. Мы сейчас продумываем, как проводить мониторинг на опережение. Не менее тяжёлая техногенная нагрузка падает на районы нефтедобычи Ханты-Мансийского автономного округа и Ямала. Там очень много болот, различных водоохранных зон.
Вообще, в связи с реорганизацией у многих регионов сейчас одни и те же проблемы. Сегодня достаточно тяжело работать не только в департаментах, но и в комитетах. Мы ждём, когда начнёт работать трёхзвенная система, чтобы каждый делал своё дело и не было параллелизма, дублирования.
Очень мешает работе и <плавающее> законодательство.

Андрей Андреевич Лущей, руководитель Департамента природных ресурсов по Дальневосточному региону МПР России:На встрече с Борисом Александровичем Яцкевичем мы обсуждали в основном вопросы лесного х
озяйства. Видимо, сразу по приезде наш департамент подготовит предложения по поводу лесхозов. Основная задача сегодня – отделить всё-таки функции управления от хозяйственной деятельности. Другим пунктом будут вопросы экологии. Сегодня, скажем, по Хабаровскому краю практически во всех муниципальных образованиях созданы свои природоохранные структуры. Они создаются на паритетных началах, с муниципальным финансированием. Сможем мы обеспечить и объективность экологической экспертизы, поскольку проводят её не сотрудники департамента: они только готовят соответствующую документацию. У нас есть достаточно большой банк экспертов, которые занимаются непосредственно экологическим анализом.
О каких-то особенных достижениях за прошедший год я бы говорить пока не решился. Год был достаточно разорванным, особенно в департаментах. Если реорганизация Министерства началась с момента Указа Президента, то сдвиги на местах обозначились лишь с момента Постановления Правительства <О вопросах Министерства природных ресурсов Российской Федерации>. Так что с нормативами по реорганизации мы работаем всего пять месяцев. 2001 год, я надеюсь, будет более показательным, нежели прошедший.