Выдающийся микробиолог и почвовед академик Е.Н. Мишустин

akademik michustinВ Московском государственном университете прошла Всероссийская конференция <Перспективы развития почвенной биологии>, посвящённая 100-летию со дня рождения академика Е.Н. Мишустина. Значение юбилейных дат заключается не только в том, чтобы отдать дань памяти тому или иному деятелю или историческому событию, но главным образом в том, чтобы провести анализ прошлого и уже достигнутого и в тоже время заглянуть в будущее. Это тем более интересно и важно в тех случаях, когда отмечается юбилей, связанный с деятельностью выдающегося учёного, ознаменовавшего новое направление в науке. Именно так обстоит дело со столетием со дня рождения академика Евгения Николаевича Мишустина.
Е.Н. Мишустин был замечательным учёным-микробиологом широкого диапазона интересов и разных направлений в своей исследовательской и научно-организаторской деятельности. Широко известны его работы в области микробиологической фиксации атмосферного азота, санитарной микробиологии, оценки биологической активности почв и роли микробов в процессах синтеза и разложения гуминовых веществ, искусственной интродукции в почвы микробных популяций с целью повышения плодородия почв и во многих других направлениях сельскохозяйственной и пищевой микробиологии.

Для генетического почвоведения и географии почв особенно важное значение имеют работы Е.Н. Мишустина, посвящённые изучению почвенно-географических закономерностей в распространении микроорганизмов на земной поверхности. В этом плане им создано оригинальное эколого-географическое направление в почвенной микробиологии.
Ещё в 1946 г. на общем собрании Академии наук СССР, посвящённом столетию со дня рождения В.В. Докучаева, Е.Н. Мишустин выступил с докладом <Закон зональности и состав бактериального населения почвы>. В этом докладе на примерах распределения разных групп спороносных бактерий в разных типах почв было показано, что установленный Докучаевым закон зональности выявляется и в деятельности почвенной микрофлоры и находит отражение в её составе в почвах разных природных зон.
Известно, что ещё совсем недавно, а в определённой мере и в настоящее время, существует убеждение, что экологическая приспособляемость и биохимическая многофункциональность микроорганизмов настолько велики, что говорить о какой-то связи разных видов и групп микроорганизмов с разными типами почв или о географических закономерностях в их распространении вообще нет возможности.

Думается, однако, что причиной возникавших дискуссий по вопросу о наличии или отсутствии географических закономерностей в распространении отдельных видов микроорганизмов или целых микробоценозов были три обстоятельства.
Во-первых, недостаточность фактического материала по изучению таксономического разнообразия микроорганизмов и структуры микробоценозов в разных типах почв с разными их свойствами и экологическими режимами и под разными фитоценозами.
Во-вторых, методически неправильный отбор образцов почв для характеристики географических условий местности. Известно, что разнообразие почв даже на небольших участках земной поверхности чрезвычайно велико, и степень пестроты и контрастности почв, слагающих структуру почвенного покрова и зависящих от многих условий и факторов почвообразования, достигает очень высоких значений.

Поэтому, для выявления географических, в том числе зональных, закономерностей изменения таксономического состава микроорганизмов и вообще почвенной биоты, необходимо сравнивать почвы, находящиеся в совершенно сопоставимых условиях их местонахождения в рельефе местности, на одних и тех же почвообразующих породах и др. Но и этого мало. Ещё
В.В. Докучаев предупреждал, что <…почвы подобно всем организмам, могут быть между собой сравниваемы лишь при условии одного и того же возраста…> (Докучаев В.В, соч. т. VI, с. 381, 1951, АН СССР).

В-третьих, во время дискуссий по вопросу о влиянии географии на изменение состава микроорганизмов в почвах разных зон почему-то возникло противопоставление понятий географических и экологических условий и получило утверждение, что именно экологические условия определяют разнообразие микробного населения почв, а не географическая зональность.
Здесь как раз и проявилось непонимание того, что само разнообразие экологических условий (которыми характеризуются почвы как среды обитания и жизнедеятельности микроорганизмов) является следствием нахождения почв в разных географических (природных) зонах и провинци