Байкальская нерпа исчезает

Байкальская нерпа

bajkaljskaja nerpa

У нерпы нет естественных врагов, единственная угроза исходит от человека. В апреле открылся традиционный сезон охоты на байкальского тюленя. На лед вышли не только охотники с лицензиями, но и большое количество браконьеров. За последние 6 лет смертность нерпят возросла в 2-3 раза. В некоторых районах озера выбивается практически 90% новорожденных. В настоящее время большинство нерп либо слишком молодые, либо слишком старые. Ни те, ни другие производить потомство не могут. По мнению специалистов, при сохранении нынешней ситуации через 5-7 лет популяция байкальской нерпы может оказаться на грани исчезновения.

В 1994 году для подсчета нерп на лед Байкала вышли 30 офицеров Королевской Британской гвардии. Тогда англичане насчитали 104 тысячи тюленей. В прошлом году с такой же целью организовали экспедицию эксперты Гринпис России. Результат печален – основной запас популяции не превышает 67000 животных. 10 апреля 2001 года на Байкале началась вторая “ледовая” экспедиция Гринпис. Теперь в ее составе инспектора Байкалрыбвода (они будут ловить и штрафовать браконьеров) и казаки Иркутского казачьего войска, которым отведена роль охранников. Всего 12 человек на мотоциклах, снегоходах и мотодельтоплане пройдут более 4000 ледовых километров.

Нерпу охраняет дельтапланерист

Хоть и денек выдался по-весеннему теплым, на самом Байкале ветер был настолько пронзительно холодным, что казалось, продувает тебя насквозь. И я, кутаясь в куртку, честно говоря, не позавидовал Евгению Майорову, готовившему свой мотодельтоплан к полету.- До минус пятнадцати на стометровой высоте вполне терпимо, – улыбнулся он, устанавливая вместе с помощниками желтое стреловидное крыло. – А вот когда приударит за минус двадцать, да еще ветерок будет сильный, то тут долго не полетаешь.Евгений входит в состав Байкальской ледовой совместной экспедиции экологической организации «Гринпис России» и управления «Байкалрыбвода». С ее участниками мы встретились на берегу Байкала за селом Заречье Кабанского района, где они остановились на короткий отдых.-

В состав нашей экспедиции входят десять человек, – рассказал в беседе с корреспондентом «ПБ» зам начальника экспедиции москвич Сергей Ковалев, одетый в оранжевый ветронепроницаемый костюм с броской надписью «Гринпис». – Возглавляет ее координатор по Байкалу Роман Пукалов, вылетевший на днях в Москву. Вместе с нами в работе экспедиции участвуют старшие госинспектора «Байкалрыбвода» Виктор Калашников и Николай Баженов, два есаула из Иркутского казачьего войска Александр Овчинников и Вячеслав Лазарев, два дельтапланериста и два учетчика нерпы из Слюдянки Александр Воронов и Александр Тимонин. На лед Байкала из Слюдянки мы вышли 10 апреля. Завершить экспедицию намечаем 5 мая на северной оконечности Байкала. Главной целью экспедиции является учет и охрана редчайшего пресноводного тюленя – нерпы. Никто точно не знает о ее численности, но местные жители, с которыми нам удалось поговорить, в один голос утверждают, что численность ее резко сократилась. Особенно редко она стала встречаться в южной котловине Байкала, в чем мы убедились сами. Здесь наверняка свою роковую роль сыграл Байкальский ЦБК, сбрасывающий стоки напрямую в озеро. И, конечно, занимаемся охраной нерпы, в чем нам помогают наши дельтапланеристы.- Как в песне поется «Нам сверху видно все ты так и знай», – смеется Евгений Майоров. – Поднимешься на сто метров и, действительно, кругом все видно, как на ладони.

Подлетаешь к группе заготовщиков нерпы или рыбы садишься рядом на лед, а они уже протягивают лицензии, мол, ведем затонную добычу. А куда от нас скроешься? Чуть что передаю по рации, и госинспектора тут же перехватывают подозрительных лиц.- Да браконьеров сейчас встречается гораздо реже, чем в начале нашей экспедиции, – заметил Сергей Ковалев. – Уж лучше заплатить 150 рублей за именную разовую лицензию, чем после отдавать 2500 рублей штрафа. Хотя понятно, что прикрываясь лицензией, многие добывают не одну нерпу, а несколько.Основную часть времени мы проводим на льду, на берег выходим редко. Ночуем в палатках. Стелим на лед войлок, затем надуваем матрас, а сверху спальный мешок. Пищу готовим на керосинке. Что касается дальнейших планов, то вот дождемся наших учетчиков и завтра тронемся на Ушканьи острова. Надеемся, что к концу экспедиции мы более или менее точно определим количество нерпы в озере. Если наши предположения о резком снижении ее численности подтвердятся, то мы потребуем запретить на тюленя охоту, сделав исключение только для местных жителей.Замечу, что это уже вторая Байкальская экспедиция «Гринписа». На будущий год планируем провести третью, в ходе которой попытаемся определить степень вреда, наносимого животному миру озера Байкальским ЦБК, а также собираемся исследовать так называемые подводные линзы, состоящие из высокотоксичных химических отходов этого комбината. Правда, это только предположение, которое мы хотим проверить.Немало удивило меня участке в экспедиции иркутских казаков.
– А что тут такого? – в свою очередь удивился есаул Александр Овчинников. – Казаки издавна бережно относились к природе. То, что сейчас творится на Байкале, ни в какие рамки не вписывается. Поэтому и решили внести свой вклад в охрану и сохранение нерпы. Сам я работал в свое время директором хлебозавода, сейчас являюсь атаманом станицы Осинской. Мой напарник работает врачом-терапевтом Усть-Илимской больницы.Что ж, у членов экспедиции, как говорится, самые благие намерения. А между тем сотрудники рыбоохраны тоже сейчас не теряют времени зря, зорко присматривая за тем, как идет отлов нерпы, нет ли нарушений. Так, с 5 апреля дежурят на стационарном посту инспектора Морской байкальской инспекции рыбоохраны, меняясь через каждую неделю.- Конечно, лучше было бы дежурить непосредственно в лагерях нерповщиков, – замечает старший госинспектор Анатолий Шестаков, но где возьмешь шесть сотрудников, чтобы охватить все звенья двух бригад. На УАЗике сейчас по льду не проедешь, кругом трещины. Приходится объезжать стоянки бригад на «Буранах». Недавно выпал обильный снег, закрывший все бузаны (лунки), поэтому лов многие нерповщики временно прекратили. Хотя 47 частников, имеющих лицензии, уже добыли тюленя.- Такие посты организованы Баргузинской,
Северобайкальской, Байкало-Селенгинской и другими инспекциями рыбоохраны, – продолжила его рассказ старший госинспектор отдела рыбоохраны «Байкалрыбвода» Вера Буторина. – В этом году мы выделили на отлов и отстрел нерпы 3500 лицензий, причем 3000 приходится на куматканов (бельков).Из этого количества 2400 штук должно быть добыто в Бурятии, остальные – в Иркутской области. Замечу, что 150 лицензий выделено малочисленным народам Севера.
Кстати, нынче мы резко сократили лицензионный отстрел нерпы. Если раньше выдавалось около 7 тысяч лицензий, то сейчас наполовину меньше.
Неплохо было бы нам иметь свой мотодельтаплан. Летный час стоит 1600 рублей, тратит за это же время 15 литров бензина. Может садиться как на лед, так и на воду. Для инспекторов рыбоохраны просто находка. Что касается их работы, то в мае в устье Селенги начнется нерест соровых рыб. В общем, спокойной жизни у них в ближайшее время не предвидится.