Охрана окружающей среды и сибирские тигры

sibirskie tigryВозможно, скоро охотники убьют последнего сибирского тигра в дальневосточных лесах России – правительство приняло неожиданное решение об упразднении двух главных экологических организаций, которые занимались защитой животного.

На воле осталось всего около 400 сибирских тигров, и их выживание постоянно находится под угрозой. Браконьеры зарабатывают до $12 000 от продажи одного убитого тигра в Китай или Японию, где их используют в народной медицине.

“Сибирский тигр может исчезнуть”, – говорит доктор Игорь Честин, директор российского представительства Всемирного фонда дикой природы. Любопытно, что в последние годы численность тигров начала немного увеличиваться благодаря вооруженным и хорошо экипированным патрульным службам, но доктор Честин уверен, что и они могут быть расформированы после упразднения Государственного комитета по охране окружающей среды и Федеральной службы лесного хозяйства.

Российские защитники окружающей среды пришли в ужас, когда президент Владимир Путин подписал указ от 17 мая, в соответствии с которым функции обоих ведомств передавались министерству природных ресурсов.

Основным направлением деятельности этого министерства является экономическое развитие, независимо от урона, наносимого окружающей среде. “Как говорится в русской поговорке, это все равно что пустить козла в огород”, – говорит доктор Честин.

Указ Путина скорее всего стал результатом упорного лоббирования со стороны российских нефтяных компаний, которые считают, что из-за строгих законов по охране окружающей среды они в ближайшие годы потеряют свыше $1 млрд. Лесозаготовительные компании сильно заинтересованы в снижении сумм, которые они выплачивают правительству за рубку государственных лесов,  а уж об обитающих в них животных и сибирских тиграх в частности им тем более *до лампочки*.

Кроме того, экономические советники Путина убеждены, что нестрогие стандарты охраны окружающей среды и отсутствие государственных органов, следящих за их исполнением, привлекут иностранных инвесторов, желающих избежать строгих правил, принятых в Америке и Западной Европе. Исполнительный директор “Гринпис России” Сергей Цыпленков говорит, что великие леса на северо-западе и Дальнем Востоке и обитающие в них сибирские тигры России находятся под серьезной угрозой, потому что они расположены слишком близко к крупным потребителям в Финляндии и Китае. “Каждое пятое бревно, вывозимое из России, срублено незаконно, а в некоторых районах эти цифры намного выше, – говорит он. – Преступники хорошо организовали воровство древесины. Они блокируют въезд в лес машиной, которую охраняют вооруженные люди, чтобы никто не мог их остановить”.

Он сказал, что Государственный комитет по охране окружающей среды и Федеральная служба лесного хозяйства были открыты для взяточничества и убийство сибирского тигра считалось забавой. Но они были главными органами, следящими за соблюдением законов по охране окружающей среды, а министерство природных ресурсов считает, что это пустая трата денег. Один высокопоставленный чиновник сказал, что тушение лесных пожаров в том случае, если нет угрозы человеческой жизни, является растратой государственных средств.

Но первыми жертвами будущей свободы использования российских природных ресурсов скорее всего станут животные. Сибирские тигры, место распространения которых находится к востоку от реки Амур и к северу от Владивостока, и дальневосточные леопарды, которых осталось всего 40-60 в естественных условиях, скоро вымрут.

Честин говорит, что до того, как были организованы антибраконьерские патрули, “их численность стремительно сокращалась, охотники ежегодно убивали 50-60 животных”. Но патрульным службам нужна поддержка ныне упраздненного государственного комитета. Российские защитники окружающей среды утверждают, что они были первыми и наиболее успешными диссидентами в Советском Союзе. Они сообща выступали против плана по разворачиванию сибирских рек с целью орошения хлопковых полей Центральной Азии и промышленного загрязнения озера Байкал.

Доверие к ним возросло после катастрофы на Чернобыльской атомной электростанции в 1986 г., которая подтвердила их слова о пренебрежении стандартами безопасности в попытках обеспечить экономический рост. В 1988 г. был создан Государственный комитет по охране окружающей среды. Честин считает, что в первые годы после развала Советского Союза защитникам окружающей среды удалось добиться принятия жесткого законодательства. С тех пор как закрылись эти ведомства, Кремль не обращает внимания на протесты политиков и академиков.

Защитники окружающей среды лихорадочно собирают два миллиона подписей, необходимых для того, чтобы вынести вопрос об отмене путинского указа на всенародный референдум и защитить сибирских тигров. Референдум будет проводиться по вопросу об импорте радиоактивных отходов и учреждении независимого органа по охране окружающей среды и независимой службы лесного хозяйства.