Амурская область – лес – вырубки кедра – Кто в тайге хозяин?

vyrubka tajgiЮрий Гафаров , “Труд-7 на Амуре”

Лес – это богатство. В данном случае я имею в виду богатство финансовое, выражаемое в рублях, долларах, юанях. В случае с сосной – богатство огромное. Кубический метр ее древесины на китайском рынке стоит до 73 долларов. В погоне за этим богатством сосну у нас допиливают. И не останавливают ушлых заготовителей и экспортеров ни специальные комиссии, ни высоченные ставки лесных податей, ни запреты на рубки здоровой сосны. Сосняки сжигаются, чтобы получить “законное” право на вырубку, появляются сложнейшие схемы перепродаж древесины, а прибыли, получаемые от ее продажи на внешнем рынке, многократно перекрывают любые расходы.

 

Речь идет о сосне обыкновенной, произрастающей на всей территории Амурской области. Но есть у нас еще одна сосна, которая для лесоторговцев является еще более лакомым кусочком. Правда, не все даже знают, что это дерево – сосна. Даже среди лесников звучит второе, более привычное для нас название – кедр. Корейский кедр, занимавший когда-то огромные пространства на территории области. Сейчас от него остались буквально крохи в двух самых южных наших районах – Бурейском и Архаринском. Дай заготовителям волю, кедрачи исчезнут в одну зиму. 300 долларов за кубик леса – аргумент мощнейший.

Пробный шар в этом направлении был пущен минувшей зимой. Некое ООО “Надежда” в Кулустайском лесничестве Бурейского лесхоза под видом санитарной рубки выпилило и попыталось продать живой кедр. Заготовители, разумеется, были остановлены, рубки прекращены, районная прокуратура завела уголовное дело. По поручению следователя С.В. Дегтярева была проведена экспертиза. Главное начинается здесь. Инженеры – таксаторы Ю.А. Борисов и Н.С. Васильченко из “Амурлеспроекта”, проводившие экспертизу, признали рубку законной, фактически давая добро на дальнейшее уничтожение кедра.

Амурское отделение Социально-Экологического Союза с самого начала истории внимательно следило за ней. И, получив такое сомнительное заключение, решило само разобраться в ситуации. На место событий отправились четыре человека: В.Т. Яборов, бывший главный лесничий областного управления лесами, радиожурналист Ирина Мариковская, лесной офицер АмурСоЭС А. Тоушкин и автор этих строк.

Схема нарушения строилась по отработанному “сосновому” варианту: пожар, лесобилет на санитарные рубки, и…хватай все, что успеешь. Началось все в сентябре прошлого года, когда была проведена лесопатологическая экспертиза кедрачей, пострадавших в 1996 году от низового пожара. У части деревьев были опалены корни, и они начали засыхать. Комиссия, проводившая обследование, вынесла решение: необходимы сплошные санитарные рубки. Сомнительный, надо сказать, вывод. Сплошные санрубки назначаются там, где лес очень сильно пострадал от вредителей, пожара или еще чего-нибудь, и фактически перестал быть лесом. В данном же случае пострадали лишь отдельные кедры. И по правилам должны были быть назначены выборочные санитарные рубки, с изъятием этих гибнущих деревьев. Самое интересное, что комиссия и назначила в рубки клейменные суховершинные деревья. Тогда почему эти рубки были названы сплошными, вообще не понятно.

Впрочем, заготовители, судя по всему, и не собирались проводить какие бы то ни было санитарные рубки. Им нужен был качественный, живой, пригодный для экспорта лес. Директор Бурейского лесхоза В.Н. Сенчик употребил, характеризуя то, что сделало ООО “Надежда”, термин “рубка на прииск”. Означает это не что иное, как вырубку лучших деревьев. И это не пустые слова. Нам удалось побывать на базе “Надежды”, где лежит арестованная древесина. Три огромных штабеля. В двух – первосортный, метровой толщины кедр, истекающий смолой, явно срубленный живым. По словам Виктора Яборова, он за все сорок лет работы в лесном хозяйстве области только несколько раз видел древесину такого потрясающего качества. Прибывший же представитель ООО потащил нас к третьему штабелю, где сухой и гнилой кедр действительно был. Впрочем, тоже далеко не дрова, но на экспортный уже не тянущий. Примерно треть от общего количества бревен. Но он весь должен был быть таким! На деле же те самые суховершинные и сухостойные, заклейменные деревья сиротливо стоят на делянах посреди устроенного заготовителями погрома.

Эксперты же вообще каким-то образом умудрились этого не заметить. В их отчете о рубках живого кедра нет ни слова! И вина заготовителей выражается исключительно в том, что последние вышли за пределы отведенной лесосеки, допустили ее захламление и бросили часть заготовленной древесины. И ущерб рассчитывался, нанесенный только этими нарушениями. Причем весьма оригинально. Во-первых, площадь завизирной рубки (то есть той, что велась за пределами разрешенной лесосеки), была получена простым вычитанием площади, официально отданной в рубку, из площади рубки фактической. Получилось около 10 га. Правда, господа эксперты, похоже, подзабыли, что площадь завизирной рубки больше зависит от расположения “легальной” и фактической лесосек относительно друг друга. То есть фактическая лесосека может и наполовину, и полностью “вылезти” за разрешенные границы, а площадь ее при этом будет равняться отведенной по лесобилету. Площадь завизирных рубок по правилам определяется наложением планов фактической и разрешенной рубок. Так вот, такое наложение дало уже не 10, а 19 гектар “заграничной” вырубки. А значит и объем незаконно вырубленной древесины, и, соответственно, ущерб вырастают почти в два раза. И должно ООО “Надежда” платить не 8, а примерно 15 миллионов рублей штрафа.

Правда, есть весьма приличный шанс, что “Надежда” вообще ничего не будет платить. По крайней мере, эксперты сделали все возможное, чтобы именно так и произошло. Во-первых, без тени сомнения легализовали абсолютно незаконную рубку. Во-вторых, всю вину за происшедшее постарались возложить на лесхоз, заявив, что со стороны того не было никакого контроля. По мнению работников лесхоза, обвинения эти – полная ерунда. Контроль осуществлялся, подтверждением чему служат акты обследований лесосек, осуществленных в январе и марте текущего года. Другой вопрос – что этот контроль был явно недостаточен. В конце концов, единственное место в области, где рубки ведутся в кедрачах, можно и нужно было проконтролировать. Только претензия эта – не к лесхозу. Не лесхоз виновен в том, что в эту злополучную зиму на все Кулустайское лесничество остался один – единственный мастер леса, которому пришлось контролировать более двух десятков заготовителей.
Мастер леса получает в месяц около 500 рублей. Кто за такие деньги согласится неделями не вылезать из тайги, отводя лесосеки, сажая деревья или борясь с пожарами? А ведь находятся такие люди. Их можно назвать фанатиками, а можно, и вернее – патриотами. Только очень их мало, и не угнаться им за отлично организованными и оснащенными браконьерами – лесорубами. На заготовках у ООО “Надежда” использовалось 13 единиц только гусеничной техники. Работало 25 человек, организованных в две бригады, и работа шла практически круглосуточно. Лесозаготовители ежесуточно вырубали и вывозили из тайги по 300 кубометров древесины. То есть все нарушение могло быть совершено дней за десять. Представляете, какие технические возможности были у браконьеров? А лесхоз 8 лет не получал новую технику. И, тем не менее, именно он теперь отвечает за случившееся. Все его работники, имевшие какое-либо отношение к этим кедрачам, начиная с директора и заканчивая мастером леса, отводившим лесосеку, получили выговоры и были лишены премий. И, похоже, это только начало.

Заготовитель же, фактически уничтоживший живой кедрач, имеет шанс отделаться легким испугом, еще и оставшись с вырубленной древесиной. По крайней мере, эксперты предлагают снять арест с заготовленной им древесины и разрешить ее реализацию. Якобы иначе “Надежда” не сможет заплатить штраф ввиду крайне бедственного своего положения. Хотелось бы только узнать, откуда независимым экспертам это самое положение известно. А еще, известно ли им, что в соответствии с пунктом 27 постановления правительства №551 от 1 июня 1998года, вся незаконно заготовленная древесина изымается лесхозом, на территории которого произошло нарушение, и поступает в его распоряжение, конкретно – на поддержание лесохозяйственного аппарата. Так что предложение глубокоуважаемых экспертов абсолютно незаконно. А заодно оно открывает перспективы полного уничтожения кедра. Посчитайте-ка, сколько получит заготовитель от продажи в Китай примерно 4 тыс. кубометров леса по цене 300 долларов за куб. Ну как, больше это 8 миллионов рублей штрафа, что должен заплатить заготовитель? То-то же. Да и вообще не факт, что он будет платить. Рубка -то была “законной”, а все нарушения – сплошь вина лесхоза. Кто из не шибко обремененных совестью заготовителей и торговцев лесом откажется от такой “халявы”?

Я не хочу делать выводов. Этим пусть занимается прокуратура. Хочу лишь процитировать слова из объяснительной записки В.Н. Сенчика на имя председателя комитета природных ресурсов А.Т. Коваля. “Будут привлечены к ответственности лесонарушители – больше будет порядка в лесу, а будут признаны крайними работники лесной охраны – это будет сигналом, что в лесу хозяин – рубль и “крутой” на джипе.” Что будет в этом случае – нетрудно отследить на примере лесного хозяйства Приморского и Хабаровского краев. Честное слово – впечатления не самые приятные.